Эстонские хутора близ Сарапула

Лето – пора путешествий. Предлагаю совершить историческое путешествие в одно поселение неподалеку от Сарапула. В краеведческой литературе сведений о нем нет, никто никогда не занимался судьбами людей, приехавших сюда в 1897 году с прибалтийской земли, преодолев в пути почти две тысячи километров, и поселившихся на берегу речки Яромаски у деревни Сурики. Краткая информация о них осталась в документах Центрального государственного архива Удмуртской Республики (фонд 236, опись 1, дело 192)

Выселок при деревне Сурики

Именно такое наименование дано в Переписи 1897 года поселению, появившемуся здесь в том же году и состоявшему из четырех эстонских хуторов (хутор, как известно, малый населенный пункт из одного, иногда нескольких домохозяйств). Сегодня деревни Сурики не существует, и хуторов возле нее давно нет. Если захотите увидеть места, где она когда-то находилась, – от деревни Смолино нужно проехать около полутора километров на северо-запад. В подворной описи 1884-1893 годов о Суриках написано следующее: «Расположена при речках Яромаске и Суринской и ключах Петуших и Тарасихе в шести верстах от уездного города и волостного правления и в пяти верстах от ближайшего училища и приходской церкви. Население составляют русские, бывшие государственные и бывшие удельные крестьяне. Деревня основана около 400 лет назад государственными крестьянами». Уточним, что удельные крестьяне проживали на землях, принадлежавших императорской семье. Они платили оброк и несли государственные повинности. Государственные же крестьяне считались лично свободными. Жители деревни носили, в основном, фамилии Бобылевы и Мусихины. В 1891 году в Суриках проживало двадцать две семьи, которые являлись прихожанами Яромасской церкви. 11 января 1930 года в деревне был образован колхоз «Заветы Ильича». На 1965 год Сурики входили в состав Дулесовского сельсовета.

Время перемен

С конца XIX века малоземельные и безземельные крестьяне балтийских губерний — Эстляндской, Лифляндской и Курляндской — получили возможность переселиться в глубь Российской империи, где им отводились большие участки земли и леса. Так, в Вятской губернии земельный надел был равен 5,2 десятинам, а переселенцам из западных губерний нарезались наделы в 9 десятин. Также для них были установлены субсидии на первоначальное обзаведение хозяйством. В книге Т. Голевой «Эстонцы в Пермском крае: очерки истории и этнографии» читаем: «Эстонские поселения в конце ХIХ – начале ХХ вв. в возникают и на смежных территориях Приуралья, в пограничных с Пермской губернией Сарапульском и Глазовском уездах Вятской губернии. В Вятской губернии первая деревня возникла в 1894 году в Сарапульском уезде (Казекюла, она же Березовка), вторая – Князево-Эстония – в 1907 году в Глазовском уезде». А вот о Суриках и других эстонских поселениях Сарапульского уезда в этом исследовании ничего не говорится. В других источниках есть информация о том, что в 1917-1918 годах большая часть эстонцев Глазовского уезда возвратилась на родину, т. к. закрылась свободная торговля, а также началась продразверстка и мобилизация на военную службу. Оставшиеся же девять эстонских хуторов в период коллективизации объединились в артель «Красный эстонец».
В 1938 году советские пограничники на границе СССР и Эстонии (тогда еще буржуазного государства) задержали гражданина Эстонии. При обыске у него обнаружили письмо к одному из жителей эстонских хуторов Глазовского района Удмуртии. Естественно, и адресат, и его односельчане были арестованы как враги народа. Последние четыре эстонские семьи возвратились на родину в 1956 году. Об эстонцах Сарапульского уезда, увы, информации нет, поэтому обратимся к тем немногочисленным сведениям, которые приведены в материалах Переписи.

Из волости Мартенс Гапсальского уезда

В четырех хуторах у д. Сурики поселились семь эстонских семей. Родной язык – эстляндский (эстонский), относящийся к прибалтийско-финской подгруппе финно-угорской ветви уральской языковой семьи. Все двадцать семь человек были уроженцами деревень Азики, Реттала и Омчи волости Мартенс Гапсальского уезда – самого западного уезда Эстляндской губернии, который примыкал к Балтийскому морю. На малоплодородной почве – местами глинистой, местами песчаной – жители занимались земледелием и скотоводством. В графе «Главное занятие» у всех переселенцев указано: «Земледелец». Помимо этого, все мужчины умели плотничать, владели столярным, кузнечным или слесарным ремеслом, а женщины ткали сукно. Почти все эстонские переселенцы окончили волостное училище – сельскую начальную школу, то есть были грамотными. В Переписи зафиксировано, что самому пожилому переселенцу было семьдесят пять лет, самой юной эстонке – три месяца, и местом ее рождения указана Эстляндия, потому делаем вывод, что приехали переселенцы в Сарапульский уезд в 1897 году. Члены одной семьи исповедовали лютеранство, другие семьи — православие. Перед перечислением членов эстонских семей указано следующее: «Деревня, арендуемая крестьянином Эстляндской губернии Густавом Мянд. Число хозяйств – 3. Находятся на удельной земле. Оброчная статья № 545. Жилых строений в поселке — 4». Далее приводятся сведения по хуторам. Хутор эстонца Густава Мянд: мужчин – 4, женщин — 9 (постоянно живущих — 11). Хутор эстонца Сарикас: мужчин — 3, женщин — 2. Хутор эстонца Сарис: мужчин – 1, женщин – 1. Хутор эстонца Киза: мужчин – 2, женщин – 5.
На первом хуторе стояло одно деревянное строение, крытое соломой, и в нем проживали три семьи. Глава ервой – Густав Прийдович Мянд, 39 лет. Фамилия Мянд среди эстонцев очень распространена. С этой фамилией в Великую Отечественную войну воевало несколько уроженцев Молотовской (Пермской) области – явно, это дети переселенцев, а вот уроженцев Удмуртии нет (данные сайта «Память народа»). Жене Густава Марии было 29 лет. В семье росли четыре девочки: Анна, Елена, Екатерина, Мария, старшей было пятнадцать лет, младшей – полгода. Глава второй семьи – 44-летний Густав Густавович Кару, жена Елена. Их 15-летний сын Яков (единственный мальчик среди детей переселенцев) на родине окончил училище. Владел ремеслом плотника. Третья семья носила фамилию Пипер. Юрий Петрович Пипер решился на переезд из родной деревни Реттала в 62 года. С ним приехали жена Мария 59 лет и четыре дочери: Мария (23 года), Юлия (21 год), Вия (17 лет) и Елизавета (15 лет). На хуторе эстонца Дениса Юрьевича Сарикаса также стоял деревянный дом, крытый соломой. Главе семьи было 35 лет, жене Марии – 36, дочери Екатерине – 3 года. С сыном и невесткой в Сарапульский уезд приехали 75-летний Юрий Петрович и 67-летняя Анна Енриковна Сарикас. У хозяина третьего хутора Густава Сариса, 54 лет, и его жены Марии, 49 лет, дом имел деревянную крышу. Пара была или бездетной, или же их взрослые дети остались в родных местах. У Сарисов проживал 40-летний крестьянин д. Дикуши Кирилл Никифорович Татаркин, земледелец и плотник, с женой Ульяной Максимовной и приемным сыном Федором Абрамовичем Смолиным, 6 лет. На четвертом хуторе в одном деревянном доме, крытом соломой, проживали две семьи. Семья Иоганна Киза. Хозяину было 27 лет, жене Анне – 36, дочери Марии – 7. Глава второй семьи Кустас Мянд, 36 лет, грамоте не учился, читать не умел. А жена Анна Ягановна, как и остальные переселенцы, окончила волостное училище. В семье было две дочери – восьмилетняя Юлия и трехмесячная Елена.


Вот и вся информация о жителях эстонских хуторов близ Сарапула. Что им пришлось испытать в чужих краях, долго ли они здесь жили? Не обрел ли кто-то на этой земле вечный покой? Не вышли ли за сарапульских парней барышни на выданье? Вопросы без ответов…

В документе 1905 года, в котором перечисляются населенные пункты Сарапульского уезда, эстонские хутора у д. Сурики не указаны. А вот у д. Юрино Юринской волости Сарапульского уезда значатся десять эстонских хуторов – возможно, переселенцы из Гапсальского уезда сменили место жительства. Сегодня в Сарапуле есть люди с эстонскими фамилиями. Вот что мне рассказали члены одной семьи: «Наши прабабушки и прадедушки переехали в Россию в 1904 году с эстонского острова Хийумаа. Переехала целая деревня. Поселились они в Пермской губернии. Сначала была деревня с названием Линдакюла, а когда появились колхозы, эстонцы перебрались в Новопетровку. У нашего деда Егора Мянд было еще два брата – Карл и Прийду и сестра Элеонора. Прийду погиб, а Карл и Элеонора вернулись в Эстонию. Много эстонцев с фамилией Мянд уехали жить в Красноярский край, они все как-то родня с нами. Наши родственники, живущие в Эстонии, ездили в гости к родным в д. Юрино Сарапульского района».


Как выглядел эстонский хутор, сегодня можно увидеть в музее под открытым небом в Эстонии. Сохранились старые фотографии переселенцев-эстонцев – и, хотя на них нет национальных костюмов, все равно видно, что это люди другого края, другой культуры.

Т. Пеганова, координатор
проекта «Память Сарапула».

Музей под открытым небом в Эстонии «Хутор Сасси-Яани»
Эстонское полеводческое общество в Тверской губернии, 1903 год

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *