Эти дни не забыть никогда

В канун Праздника Победы с поздравлениями у ветеранов побывал заместитель Секретаря регионального отделения партии «Единая России» по проектной деятельности Олег Гарин

Олег Владимирович вместе с председателем Совета ветеранов г. Сарапула Евгением Балтиным и исполнительным секретарем местного г. Сарапула отделения партии «Единая Россия» Юлией Седовой тепло поздравил ветеранов с Праздником Великой Победы и вручил им подарки. А ветераны поделились с гостями своими воспоминаниями.

«22 июня 1941 года. Сделал радиоузел на теплоходе «Совнарком». Как радист плаваю на пароходе «Молотов — Москва». Мне исполнилось 18 лет».
Это — выдержка из дневника участника Великой Отечественной войны Леонида Семеновича Бабикова. К своим 18 годам мальчишка из Каракулинского района нашел уже, казалось бы, свой путь в жизни: поступил в Казанский техникум связи, при прохождении практики на пароходе «Совнарком» самостоятельно оборудовал радиоузел и обслуживал радиостанцию. И в навигацию 1941 года был направлен радистом на этот пароход. И никто не мог предугадать, что день его совершеннолетия станет самым трагическим днем в истории страны…
С первых дней войны команда парохода, ходившего по маршрутам Москва – Молотов и Москва — Астрахань вывозила эвакуированных людей и оборудование предприятий. А когда реки замерзли, Леонид Бабиков участвовал в боях под Москвой, в дополнение к профессии связиста освоив еще одну специальность – минера. Воевал на Юго-Западном фронте, затем на Дальневосточном. Его боевой путь отмечен орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За победу над Японией», медалью Жукова, юбилейными медалями. В родной дом Леонид Бабиков вернулся только весной 1947 года.

Нина Антоновна Сухоплюева росла в большой дружной семье в д. Королево, находившейся в пяти километрах от Латвии. Немцы в деревне появились быстро. Мужчины все ушли в леса. Немцы и латышские полицейские требовали их возвращения: женщин и детей стращали тем, что убьют их, если мужья и отцы не вернутся. Чтобы спастись от смерти, мама Нины Антоновны увела всех детей в лес. Долго они бродили там в поисках партизан, но не нашли. А вот немцы их обнаружили, посадили в товарные вагоны и повезли неведомо куда. В вагонах было душно, места мало, многие спали стоя. Сначала всех поместили в Даугавпилсскую тюрьму. А затем перевезли в концлагерь Саласпилс (территория Латвии), который известен как «лагерь смерти». Здесь детей забирали у родителей и использовали, как подопытных, для медицинских экспериментов. Дети жили в бараках и носили на шее металлические номерки. Нина Антоновна и сегодня помнит, как по утрам их будила надзирательница, всегда ходившая с резиновой дубинкой, которой она постукивала по высоким черным сапогам. Она громко, на весь барак на латышском языке спрашивала: «Хочешь хлеба? Белого? Черного?» И если кто-то из ребят говорил, что хочет, его тут же стаскивали в нар и избивали дубинкой. Поэтому голодные дети молчали, а она говорила: «Вот и хорошо, что вы ничего не хотите!» Но самое страшное начиналось, когда в барак входили немцы в белых халатах с черными чемоданчиками. В углу ставили стол, накрывали его белой скатертью и начинали брать кровь у детей. Многие после этого дойти до своего места на нарах самостоятельно уже не могли… Семь тысяч детей покоятся на территории бывшего концлагеря. Нине и ее братьям и сестрам удалось выжить и выйти из стен лагеря — их «разбросали» по разным детским приютам. Нина оказалась в г. Булдури (ныне часть г. Юрмалы). Жить стало легче, спали уже на кроватях. Прошло много времени, прежде чем мама нашла Нину в приюте и привезла домой. Впрочем, дом было понятие относительное. Вся деревня, где жила семья Нины, была сожжена — те, кто вернулся, жили в землянках. Позднее вернулись домой братья и сестры Нины. Кроме самой маленькой Тонечки — она умерла в Даугавпилсской тюрьме. Не вернулся и отец с фронта…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *