Весенний эпизод войны

Посвящается моему деду, фронтовику Великой Отече ственной войны, Юрию Романовичу Мельнику, погибшему в 1944 году у села Шманьковчики Чертковского района Тернопольской области

На Тернополье жарким
был апрель —
и от огня, и от самой погоды.
Бойцы не отдыхали
пять недель:
бои, атаки, марши, переходы…
Опушка леса, далее — поля.
Слежалась незасеянная
нива,
и острый лемех жаждала
земля,
четвертый год кострея
терпеливо…
Вон там, за полем,
небольшой лужок,
а в нем — криница,
чистая водица.
Эх, сделать бы
живительный глоток!
Ах, как прохлады этой бы
напиться!
Но пули-дуры
по полю свистят…
Окружены со всех сторон
врагами,
бойцы воды безудержно
хотят —
хотя б чуток, хотя б
прильнуть губами!
К воде рукой, казалось бы,
подать,
но путь отрезан
снайперской гашеткой.
Заставил в поле
намертво лежать
уже троих из наших немец
меткий…

— Я поползу,
товарищ командир!
Я маленького роста,
незаметный.
Вон, видишь, ива —
наш ориентир,
как доползу, так
помашу вам веткой.

— Стой, Мельник! Стой!
Немедленно назад!
Потерпим и дождемся
подкрепления!
Тебя заметит этот
фрицев гад, —
еще в полях невысоки
растения.
Пополз… И командир
зажал в руке
секундомер — зачем,
он сам не знает.
Минута… Пять…
Пятнадцать… Налегке
боец уже к криничке
доползает…
Наполнил фляжки.
Веткой помахал.
Ползет обратно.
Время — еле-еле…

— А хорошо он все-таки сказал:
«Я — маленький
и незаметный в теле!»
Неужто, правда,
приползет с водой?!
Минута… Десять…
Выживем — к награде!
Вражина эта,
снайпер сволочной,
чтоб ты там сдох, подлец,
в своей засаде!
До бруствера —
каких-то метра два.
Две фляжки полных он
в окоп закинул…
И… пуля! И уткнулась голова
в весенний ком травы,
земли и глины…
На Тернополье жарким был
апрель —
и от огня, и от самой погоды.
Бойцы не отдыхали
пять недель:
бои, атаки, марши, переходы…

В. Степанишина.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *