35 лет назад произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС

В 01:23:47 в субботу 26 апреля 1986 года на 4-м энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции произошел взрыв, который полностью разрушил реактор. Частично обрушилось здание энергоблока. В окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ. Авария расценивается как крупнейшая в своем роде за всю историю атомной энергетики. Из 30-километровой зоны отчуждения вокруг АЭС было эвакуировано все население — более 115 тысяч человек. Для ликвидации последствий аварии были мобилизованы значительные ресурсы — более 600 тысяч человек из всех регионов Советского Союза. В их числе были и жители нашего города Сарапула. О двух из ликвидаторов мы сегодня расскажем

Роботы не смогли там работать…

Играя с друзьями в снежки в родном селе Мазунино, разве мог маленький Сережа предположить, что судьба занесет его в далекую Украину? Не на экскурсию и отдых, а на ликвидацию последствий аварии на атомной электростанции. Мальчишки-первоклассники в далеком 1958 году даже и не слышали о существовании цепной реакции деления ядер, вырабатывающей колоссальную энергию, которая несет не только добро, свет и тепло в дома, но и смерть, невидимкой проникающую в дома, почву, воду, тело человека…

Сергей Викторович Чунтомов — электрик Сарапульской районной электросети, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции, 1986 год

Сергей окончил первый класс, когда его семья переехала в город Сарапул, ставший любимым и родным. Здесь он окончил школу № 1, шестнадцатилетним мальчишкой поступил на работу учеником электромонтера на Сарапульскую обувную фабрику и продолжил обучение в вечерней школе № 4. Отслужив два года в армии в составе группы советских войск в Германии, в 1-м гвардейском танковом полку, Сергей Чунтомов вернулся в Сарапул. Работал электромонтером связи на заводе «Элеконд», в Пермском МУ треста «Востокпромсвязь», на Агрызской дистанции связи. Женился, стал отцом двух сыновей. Сергей Викторович работал на 25-й Сарапульской дистанции пути Горьковской железной дороги, когда из военкомата пришла повестка на военные сборы. Цель сборов открыто не озвучивалась, но все 26 военнообязанных Сарапула, призванных на 180 суток, догадывались о месте службы.
После тщательного медицинского осмотра Сергей Викторович в числе других призванных военнообязанных был направлен в район аварии на Чернобыльской атомной электростанции для проведения работ по ликвидации ее последствий. Службу проходил с 26 октября 1986 года по 16 января 1987 года в войсковой части 44332, располагавшейся в Гомельской области. Работал в 30-километровой зоне, производил дезактивацию зоны «М» от выброса графитовых стержней.
Вот так вспоминает об этом Сергей Чунтомов:
«Когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, я работал на железной дороге в ПЧ-25. В военкомате нас очень тщательно осмотрела призывная комиссия, где особенно было обращено внимание к устойчивости психики, общему здоровью, возрасту 30-45 лет, наличию двоих детей, к судимости. Затем после дополнительной медицинской комиссии в г. Ижевске мы были отправлены в г. Златоуст, где прошли еще одну, теперь уже мандатную, комиссию. Из нас и призванных из других городов Урала сформировали полк химической защиты. «Срочную» я служил радиотелеграфистом, и тут я оказался во взводе связи. Одели в новое обмундирование, и уже через сутки мы ехали в сторону Украины. Правда, прибыли в Белоруссию, где располагался 28-й Уральский полк химической защиты. Все офицеры штаба были «срочники», а все остальные должности занимали «запасники», которые составляли основной костяк полка. С этого момента у нас начался отсчет времени пребывания в 30-километровой зоне. Полк стоял в Гомельской области около поселка Сувиды, в 25 км по прямой от энергоблока Чернобыльской АЭС. Мы располагались в больших армейских палатках, где стояли кровати в два яруса, отапливались двумя «буржуйками». Я сразу стал дежурить на полковом радиоузле радиотелеграфистом и не выезжал из полка в отличие от ребят из батальонов, которые ездили на дезактивацию населенных пунктов и деревень, в которых химики-разведчики обнаруживали повышенную дозу радиации. Кроме палаток для солдат были построены добротные здания из кирпича: общежитие для офицеров срочной службы, штаб совместно с медсанчастью с койко-местами для больных; клуб с широкоформатной киноустановкой, в котором демонстрировались фильмы, проходили концерты и собрания. Из авиационного ангара была построена столовая, где на обед собирался весь полк. Для всего личного состава полка были построены баня и сауна, которые мы посещали часто, как позволяло время. Работала почта, и мы могли звонить домой по телефону. Когда в начале декабря 1986 года завершилось строительство «саркофага», укрывшего разрушенный 4-й блок, нашему полку поручили очищение от выброшенного графита и тепловыделяющих элементов (трубок) крыши 3-го блока станции, крыши самой высокой точки вентиляционных помещений обоих энергоблоков с общей трубой вентиляции, на которую два знаменосца водрузили флаг. В этой верхней точке станции был смертельной силы фон, который не позволял работать или просто находиться больше одной минуты. Вначале на эту площадку вертолетами были опущены мини-тракторы, роботы-бульдозеры, закупленные за границей, которые успешно работали даже на морском дне, но не смогли работать в таком высоком радиоактивном фоне и сломались довольно скоро. После этого было принято решение пустить людей группами из трех человек с лопатами, ломиками вручную откалывать эту массу графита и битума, грузить в волокушу и все это складывать вниз. Люди, подобно муравьям, друг за другом поднимались на крышу, успев кинуть кто одну, кто две лопаты. Передвигались по крыше только бегом, чтобы сократить время пребывания в опасной зоне. Защита, которая была нами использована, не смогла полностью защитить от облучения. Свинцово-резиновые фартуки и винцовая пластина, закрывающая грудь и спину, сковывали движения и были тяжелым грузом. Марлевая повязка на нос и рот затрудняла дыхание. После этой минуты работы и бега мы оставались без сил. Затем, сняв защиту, проходили санпропускник и, помывшись, уезжали в расположение полка. Все работавшие на крыше получили дозу облучения, превышающую 20 рентген. После этого нам оставалось ждать замены, которая состоялась в середине января 1987 года».

Группа участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Слева направо: Иван Иорданский, Александр Петряев, Владимир Сергеев, Владимир Кулаков, Сергей Чунтомов, Виктор Агафонов, Григорий Мещеряков

Спустя двадцать лет, представляя Сергея Викторовича к награде орденом Мужества, военный комиссар г. Сарапула отметит: «Младший сержант запаса Чунтомов Сергей Викторович был призван и направлен военным комиссариатом г. Сарапула 26 октября 1986 года для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Получил дозу облучения 20,27 рентген. За время работы зарекомендовал себя как исполнительный, добросовестный, инициативный к порученному делу по выполнению государственного задания по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Проявил высокое профессиональное мастерство, мужество и верность долгу в условиях, сопряженных с риском для жизни. Имеет благодарности от командования за образцовое выполнение задания по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. За мужество и героизм, проявленные при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, достоин награждения орденом Мужества. Сергей Викторович — скромный человек и не считает себя героем, говорит, что сделал только то, что от него требовала Родина, — выполнил свой долг. Порядочность, честность, справедливость, добродушие — неполный список достоинств Сергея Викторовича. Обаяние, чувство юмора и красивая открытая улыбка остаются его «визитной карточкой».
Сослуживцы отзываются о Сергее Чунтомове как о надежном друге, который всегда готов искренне и бескорыстно прийти на помощь, поделиться радостью и хорошим настроением. Гордость Сергея Викторовича — его дети и внуки, достойная смена старшему поколению. Сыновья Михаил и Николай живут и работают в Сарапуле. Николай тоже участвовал в военных действиях, награжден орденом Мужества. С детства собственным примером отец воспитывал в них чувство долга, отвагу, смелость, умение брать на себя ответственность и доводить начатое дело до конца.

Н. Тощевикова,
начальник
Управления по делам архивов
Администрации г. Сарапула.

Отработал 50 секунд — сирена…

Леонид Макарович Матюнин — старшина медпункта, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС

Для кого-то 50 секунд — это ничем не выдающийся отрезок времени, за который можно пройти метров сто по весеннему бульвару или сделать пару глотков ароматного кофе, а для кого-то – время, за которое совершают подвиг, отрезок, врезавшийся в память на всю жизнь и оставивший глубокий необратимый след. Именно данный отрезок времени стал роковым для множества солдат Уральского полка, направленных на ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Каждому было отведено 50 секунд на сброс радиоактивного мусора, разлетевшегося на крыше реактора, потому что дольше находиться там было смертельно опасно

Вид саркофага на месте разрушенного четвертого реактора Чернобыльской АЭС

Среди этих героев, жертвовавших своим здоровьем, был электрогазосварщик из нашего Сарапула Леонид Матюнин. Леонид Макарович — выходец из простой рабочей семьи. Его отец Макар Васильевич был участником Великой Отечественной войны, после победы долгое время работал шофером. Мать Мария Ивановна работала в торговле. Леонид Матюнин вырос в большой и дружной семье с двумя сестрами Надеждой и Зоей и братом Владимиром. После окончания средней школы Леонид продолжил обучение в профессиональном техническом училище в г. Дзержинске Горьковской области, где получил специальность слесаря по ремонту и обслуживанию промышленной вентиляции. Трудовую деятельность начал в том же городе слесарем-ремонтником на заводе им. Я. М. Свердлова. В 1970 году Леонид Матюнин был призван в ряды Советской Армии. Ему посчастливилось проходить службу на космодроме Байконур старшиной полкового медпункта. Отслужив, вернулся к родителям в г. Верещагино Пермской области, решил продолжить образование в медицинском училище. Но, не окончив его, уехал работать по договору в Дальневосточном морском пароходстве. После возвращения женился. Стремясь улучшить свои жилищные условия, в 1980 году переехал в Сарапул, перевез семью. Работал электрогазосварщиком в Сарапульской передвижной механизированной колонне № 4, на швейной фабрике. Жизнь шла установленным порядком: дом, семья, работа, друзья. Но причудливо порой складывается судьба человека — самые неожиданные события, ситуации становятся основополагающими на всю жизнь. Так вышло и в жизни Леонида. Из военного комиссариата г. Сарапула он получил повестку на военные сборы. И был направлен в район аварии Чернобыльской атомной электростанции для проведения работ по ликвидации ее последствий. Службу проходил с 16 октября 1986 года по 21 января 1987 года. Про самые памятные моменты во время ликвидации Чернобыльской аварии Леонид Макарович рассказывает в своих воспоминаниях: «Мы были призваны в октябре 1986 года и отправлены на формирование в г. Златоуст, где после Чернобыльской трагедии был развернут 28-й Уральский полк химической защиты. Здесь нас переодели и распределили согласно воинским специальностям. Уже через неделю мы были на месте дислокации нашего Уральского полка в городском поселке Браги, что в Белоруссии. Основной задачей полка было приведение населенных пунктов до нормального уровня радиации, чтобы в дальнейшем люди могли вернуться в свои дома. Первое впечатление не производило чего-то странного: рыжий лес, грибы-великаны, палатки, чисто везде. В полку нас распределили по разным подразделениям. По воинской специальности я отношусь к младшим медицинским специалистам, поэтому был направлен в полковой медпункт на должность, как бы ни было смешно, старшей медицинской сестры. С утра — развод, медицинское освидетельствование водителей, выезд на радиационную разведку по маршруту (почти ежедневно), затем доклад о результатах разведки. После обеда — прием больных с врачом, тех, кому нужна была наша помощь. Баня после вечерней проверки, в палатку и отбой. Вместе со мной из Сарапула были призваны еще 18 человек. Несмотря на раздел нашей сарапульской команды, мы постоянно общались, помогали друг другу, и это нам очень помогало в трудное время. В середине декабря 1986 года поступил приказ: полку предстояло очистить крышу третьего энергоблока, на которую в результате взрыва было выкинуто много графита и другого радиоактивного материала. В составе штабной группы мы выехали на машине первой помощи в район Чернобыльской АЭС. По прибытии нас сразу направили в разведывательную группу в составе 20 человек для обработки маршрута, по которому будет работать весь полк. Кто там был, тот поймет, что это такое. Мы скидывали остатки графита и всякой радиоактивной заразы в жерло взорванного 4-го блока. Отработал 50 секунд — сирена, беги назад. Сказали: хватит, переодевайся. Больше я станции не видел. Да и век бы не видеть. За два дня полк отработал крышу, за что получил благодарность от командования. После возвращения в часть мы все выполняли свои воинские обязанности и с нетерпением ждали приказа о возвращении домой. В конце января 1987 года наконец-то пришла замена, то есть очередные 800 уральцев. Нам их было жаль, мы это прошли, но желание вернуться домой перекрывало все. Эшелоном вернулись в г. Златоуст, а оттуда по домам.

Участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.
Слева направо: 1 ряд сверху — Сергей Викторович Чунтомов, Борис Геннадьевич Чикуров, Илгиз Хазиевич Зарипов; 2 ряд — Леонид Макарович Матюнин, Виктор Геннадьевич Черепанов


Прошло 35 лет, но до сих пор горжусь тем, что мне пришлось вместе с моими однополчанами — Сарапульцами Чунтомовым, Чикуровым, Осетровым, Чигринцевым участвовать в ликвидации аварии».
Со словами «Приказ выполнен!» Л. М. Матюнин вернулся домой, где его ждали родные, любящие люди, — в свой привычный мир.
Свою семью Леонид Макарович называет надежным тылом: всегда и во всем он находил понимание у родных и близких. «Дружная и любящая семья — вот что мне придает силы и любовь к жизни», — говорит он.
Супруга Леонида Макаровича Надежда Викторовна работает в поликлинике № 2 медицинской сестрой. Сын и дочь получили высшее образование, нашли достойную работу и создали собственные семьи. Сам Леонид Макарович активно ведет общественную деятельность. С 2000 по 2007 годы был председателем Общества «Ликвидатор» Союза «Чернобыль» г. Сарапула и Сарапульского района. Основная работа этой организации — моральная и материальная поддержка чернобыльцев, их вдов и детей. Помощь заключается в содействии в улучшении жилищных условий, в оказании юридической помощи. Члены Общества участвуют в работе республиканского Союза «Чернобыль». Ежегодно 26 апреля Союз «Чернобыль» собирает ликвидаторов и членов семей на площади Мужества. А в минуты отдыха Леонид Макарович любит читать книги. Любимое его произведение — роман А. Н. Толстого «Петр Первый». А еще он увлекается историей и географией.
За безупречное выполнение служебных обязанностей, личную дисциплинированность, мужество и стойкость, проявленные при выполнении правительственного задания по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции, Л. М. Матюнин был награжден орденом Мужества. Получил благодарности от командира войсковой части 44332 подполковника Баталова, Президента Удмуртской Республики А. А. Волкова, от Государственной Думы Российской Федерации, отмечен Почетной грамотой Администрации г. Сарапула.

— Я счастливый человек, — говорит Л. М. Матюнин. — Всю жизнь меня окружают хорошие, добрые люди, отличающиеся высоким профессионализмом.

И действительно, в ходе общения с Леонидом Макаровичем осознаешь, какой он счастливый человек, энергичный и открытый. Горизонт его личности безграничен. Тема его жизни — тема долга, мужества и правды. 50 секунд изменили его судьбу. После таких моментов меняется отношение к жизни и миру.

И. Сергеева, главный специалист-
эксперт Управления по делам архивов
Администрации г. Сарапула.
При подготовке материала использовано
интервью Н. Оганесян 2015 года.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *