Григорий Утробин — врач, городской Голова, защитник Отечества

Более двухсот лет известен на сарапульской земле род священнослужителей Утробиных

Родоначальник рода — Марк Утробин, по семейной легенде, прибыл из губернской Вятки в уездный Сарапул в конце XVIII века. Сын его Григорий Маркович родился здесь в 1802 году, окончил Вятскую духовную семинарию и сорок семь лет прослужил в Сарапульском Вознесенском соборе. Священником стал и внук Алексей — с 1896 года он был благочинным сарапульских церквей. Нарушил семейную традицию только правнук — Григорий Алексеевич Утробин, родившийся в 1863 году.
Ослушавшись воли отца, который видел сына продолжателем священнического рода, Григорий Утробин поступил на медицинский факультет Казанского университета, затем перевелся в Томский университет. Став дипломированным специалистом, Григорий Алексеевич вернулся в родной город. В «Памятной книжке Вятской губернии» за 1900 год он значится как директор-врач бесплатной лечебницы и родовспомогательного заведения имени У. С. Курбатова. В 1903 году в типо-литографии И. М. Колчина была издана брошюра «Ведомость о деятельности родовспомогательного заведения имени У. С. Курбатова в г. Сарапуле Вятской губернии за 1900 год», где Григорий Алексеевич подробно описывает деятельность этого медицинского учреждения и его нужды, а их было немало: зимой температура в помещениях опускалась до десяти градусов, отсутствовала телефонная связь, так необходимая в экстренных случаях, и пр.
27 января (по старому стилю) 1904 года было получено телеграфное сообщение о начале военных действий на Дальнем Востоке. Как писали газеты, это произвело потрясающее впечатление. 31 января преосвященный Михей в Вознесенском соборе совершил молебствие о даровании победы над Японией. Бурный патриотический подъем охватил большую часть населения: собирали денежные пожертвования, одежду и вещи для раненых. 14 сентября в далекий от театра боевых действий Сарапул прибыла первая партия раненых с Дальнего Востока — тридцать четыре человека. Для них развернули лазарет в новом здании Сарапульской женской гимназии.
Григорий Алексеевич был мобилизован в армию и на два года стал военным врачом. К сожалению, мемуаров об этом периоде своей жизни он не написал. Единственной семейной реликвией, напоминающей о далеких краях, была фотография, на которой он изображен в полном военном обмундировании, да еще привезенный им отрез японского шелка, долго хранившийся в семье.
После войны Григорий Утробин продолжил заведование лечебницей до тех пор, пока 8 июня 1914 года его не избрали на пост городского Головы. Быть главным должностным лицом Сарапула ему пришлось совсем недолго — уже 2 октября он отправился в действующую армию в качестве военного врача.
В газете «Прикамская жизнь» (№ 218) осталась прощальная речь городского Головы, произнесенная им 29 сентября в зале Сарапульской городской Управы.
– Что еще сказать вам на прощанье?! Вот наступает время составления, рассмотрения и утверждения сметы города на будущий год. Не жалейте, господа, средств на школы, на школьное хозяйство, не жалейте средств на улучшение состояния города в санитарном отношении и на госпиталь, на лечебницу и родовспомогательное заведение имени У. С. Курбатова. Оно, мне хочется думать, уже завоевало симпатии общества и должно развиваться и расширяться, так как давно пора правильно организовывать помощь женщине в важные, трудные дни жизни, вырвать эту помощь из рук невежественных повитух. Не забудьте похлопотать и у земского собрания ассигновку на это заведение – ведь более половины разрешающихся в родовспомогательном заведении У. С. Курбатова —
крестьянские сословия.
Постарайтесь затем придушенного теперь зеленого змия раздавить окончательно и навсегда. Не бойтесь того, что в городском бюджете на первое время окажется недочет от неполучения городских доходов с трактирных заведений, торгующих крепкими напитками, и пивных лавок, этот недочет восполнится сторицей. Когда наши сограждане будут трезвы, их трудоспособность и продуктивность труда повысится, повысится их духовное и материальное благосостояние, не будут они растрачиваться на одурение алкоголем, а вместе с тем повысится и благосостояние всего города. Еще раз большое вам спасибо и низкий поклон за ваше ко мне внимание и пожелания мои вам всего лучшего, успехов в ваших делах и особенно доброго здоровья. — Счастливо оставаться! — закончил Утробин, пожимая руки всем присутствующим.
Заступающий место Головы П. Л. Смагин вручил Утробину 100 руб., собранных среди гласных для раздачи раненым в том госпитале, где будет он работать. Граждане, успевшие за недолгий срок оценить и
полюбить нового Голову, были растроганы. В родном городе у Григория Алексеевича осталась семья — родители, жена, сын Николай и дочери Надежда и Екатерина. Шло время. В Отечестве, которое на его западных рубежах защищали участники Первой мировой войны, произошли крутые перемены.
3 апреля 1917 года Г. А. Утробин прислал из действующей армии в Сарапул телеграмму: он приветствовал сограждан с новым государственным строем и выражал желание посвятить все свои силы служению родному городу, если городская Дума «исходатайствует ему пред Министрами Внутренних Дел и
Военным» увольнение с военной службы.
Городская Дума, «имея в виду, с одной стороны, близость новых выборов гласных в Думу, а с другой стороны, нужду действующей армии во врачах, в качестве какового служит там г. Утробин, постановила: предложение о возвращении его из военной службы отклонить».
Долгое время о дальнейшей судьбе Григория Алексеевича Утробина никаких сведений не было. Но вот несколько лет назад на круизном теплоходе Сарапул посетил его праправнук, который встретился с сотрудниками музея. Благодаря ему стали известны некоторые обстоятельства жизни нашего выдающегося земляка, появилась возможность увидеть его на семейных фотографиях.
В 1918-1919-х годах семьи многих именитых горожан, которым было небезопасно при новой власти оставаться в Сарапуле, эвакуировались с армией Колчака. Они прошли долгий, мучительный путь по необъятной Сибири, а затем перебрались на чужбину — в город Харбин, приютивший многих российских эмигрантов. Утробины также пытались эмигрировать в Китай, но по каким-то причинам им удалось добраться только до Томска. Здесь Григорий Алексеевич стал
работать врачом в железнодорожной больнице, а в начале двадцатых перебрался в город Тихорецк Краснодарского края, где и скончался в 1925 году.
Сын Григория Алексеевича служил уже другому Отечеству — государству рабочих и крестьян – в Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
Николай родился 1 мая 1901 года в Сарапуле. Как и большинство мальчиков из состоятельных семей, обучался в реальном училище, а также в Сарапульском отделении Императорского музыкального Общества по классу скрипки. Семнадцатилетним юношей он вместе с родителями покинул родной город.
2 сентября 1922 года Николай Утробин был призван в ряды Красной Армии и прослужил в ней до 1930 года. Вернувшись в Томск, женился, а в 1932 году переехал в город Свердловск. В браке родились дети Виктория и Дмитрий.
В годы Великой Отечественной и еще два года после Победы Николай Григорьевич в звании лейтенанта служил воентехником, награжден медалью.Умер в 1987 году, похоронен на Широкореченском кладбище Екатеринбурга.
Его сын Дмитрий выбрал профессию военного, окончил Томское военное летное училище и всю жизнь посвятил авиации.
В Сарапул приезжал правнук Григория Алексеевича Утробина — Дмитрий Дмитриевич. Все фотографии, помещенные здесь, находятся в его семейном архиве.

Т. Пеганова, координатор
проекта «Память Сарапула».

Григорий Алексеевич Утробин с женой
и сыном Николаем
Григорий Алексеевич Утробин, 1906 год
Николай Утробин,
1930 год

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *