Надо! — и этим все сказано

Папа наш — Максим Михайлович Каракулин родился в 1905 году. В сентябре 1941 года был призван в РККА. Служил в 160-м стрелковом полку 224-й стрелковой Гатчинской Краснознаменной дивизии. Воевал на Ленинградском фронте.
О многом рассказали бы нам наши папы, но не могли. После войны время было не менее суровым, чем до войны. Только иногда в кругу таких же фронтовиков, проверенных войной, они тихо беседовали, вспоминая то страшное время. Слезы на глазах и ком в горле. Невыносимо было вспоминать войну и спустя годы, страшно ворошить в памяти пережитое тогда.
Как выстояли-выдержали в болотах, когда немец был силен и бил нещадно день и ночь. А надо было не только выживать, но и сражаться. Надо! — и этим все сказано. О том десанте, что высадили в болотистую местность (может, не было места без воды и болот?), папа говорил с горечью, с болью о потерях живой силы и техники. От того десанта осталась малая часть. Посылали с донесением, но помощи не было, значит, не дошел. А ведь однажды он с горечью сказал, что пришел связной и доложил, что все погибли. Что это? Может, думал, что добьют всех? Но такие типы были единичны. Когда помощь пришла, люди были очень истощены. Медики дело свое знают — откармливали малыми крохами сухариков и питьем. Нельзя было много, иначе смерть. А был этот бой, этот десант просто боем местного значения – малый эпизод военного времени.
Как воевали, как жили и спали в землянках в холоде, в дожди и морозы? Как? А ведь болели очень мало, то ли народ был закаленный жизнью, то ли в экстремальных ситуациях организм выдерживал невыносимое? О военных боевых действиях мы знаем из книг и кинофильмов, а вот быт фронтовой жизни невидим. Где мылись, сушили белье, меняли пересменку одежды?
Как-то папа рассказывал о том, что завелись у них вши. Как они досаждали, доставали людей. Хорошо, что вошь была не тифозная, а то много бед могла натворить. А выход и тут мужицкая смекалка нашла: вешали белье над костром, там она, кусачая, и лопалась. Конечно, это не эпизод военного времени, но это суровая правда фронтовой солдатской жизни. Это та окопная правда, которую нам не показывали до времени. (Почитай книгу Н. Н. Никулина «Окопная правда»: удивись, ужаснись, задумайся… Это небольшое отступление.)
…Все жданки прошли, а папы нет. Мужики успокаивали маму: на войне всякое бывает, похоронки-то ведь нет. Демобилизовали папу в августе 1945 года. Пришел он в святой храм в городе Сарапуле, чтоб отслужить молебен. Дал святой обет: жив останусь — первым делом в храм, молебен — благодарность Господу отслужу, а там и домой.
После войны папа работал председателем колхоза «Слава», потом конюхом и шорником, мельником и пастухом, печником и плотником, пахарем и сеятелем, в общем, разнорабочим — там, куда пошлют, где нужны мужские руки. Работал за себя и за тех, кто остался на поле брани. Так работал он и вся наша большая страна.
Одно мне обидно: знать хочется много, а спросить уже не у кого…
Спасибо вам, наши папы, за мир, за жизнь, за страну. За ПОБЕДУ. Нашу победу фронта и тыла. За все!

Н. Воробьева.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *