Сестры Дыньковы

13 октября 1923 года в Сарапуле родился выдающийся психолог Алексей Александрович Бодалев, потомок славного купеческого рода. Большую роль в его личностном становлении сыграла мать – Ольга Владимировна, в девичестве Дынькова

«Дорогому Шуре от любящей Лельки. Вспоминай. 8 мая 1911 года», – эти слова на обороте фотографии гимназистки Ольги Дынькой написаны ее рукой и адресованы будущему мужу – учащемуся реального училища Александру Бодалеву. Фотографию в Сарапул по моей просьбе прислал по почте академик Алексей Александрович Бодалев, и получила я ее ровно через сто лет, как она была сделана, – 8 мая 2011 года. Теперь она хранится в городском архиве.
Ольга родилась в 1893 году в Сарапуле, в семье состоятельного мещанина Владимира Ермолаевича Дынькова. По окончании Сарапульской женской гимназии в 1911-1912 учебном году она служила учительницей в Куюкском земском училище Сарапульского уезда. В 1915-м окончила курсы по уходу за ранеными и больными при Петроградском народном университете.
Всю свою последующую жизнь Ольга Владимировна посвятила семье. Муж, Александр Алексеевич (родился в 1892 году) окончил реальное училище, затем Красноуфимское промышленное училище, работал в Сарапуле. В 1932 году Бодалевым пришлось уехать из родного города – жить в нем с известной купеческой фамилией стало небезопасно. После нескольких переездов они окончательно поселились в Ленинграде.

В 1918 году у Бодалевых родился сын Орест. После 7-го класса он с отличием окончил архитектурный техникум и поступил на архитектурный факультет Ленинградской академии художеств. После 3-го курса был призван в армию.
В январе 1944-го погиб (его имя выбито на памятной доске с фамилиями профессоров, преподавателей и студентов академии – теперь это институт живописи, скульптуры, архитектуры и графики им. И. Е. Репина).
Сын Алексей родился в 1923 году. Окончил Ленинградский университет и всю свою жизнь посвятил служению науке.
С 1978 года – действительный член Академии педагогических наук СССР, с 1993 года – академик Международной академии психологических наук, Международной академии акмеологических наук и Международной академии педагогических наук.
Младший сын Владимир, 1925 года рождения, окончил школу мастеров художественной резьбы по дереву при Ленинградском училище им. Мухиной, затем факультет механической обработки дерева при Ленинградском лесотехническом институте. Вплоть до выхода на пенсию работал в одном из конструкторских бюро Ленинграда инженером: разрабатывал новые образцы мебели для разных типов кораблей.
Дочь Елена родилась в 1927 году. Окончила английское отделение филологического факультета Ленинградского университета и до выхода на пенсию работала в бюро технического перевода в одном из проектных институтов Ленинграда. Жизни Бодалевых в Сарапуле в 1920-1921 годах посвящено несколькостраниц в мемуарах скрипачки
Марии Швайковской, жившей с ними по соседству по улице Гоголевской (сейчас это территория радиозавода).
Рядом с Юмановским домом стоял крошечный, полуразрушенный, заколоченный наглухо домишко. Хозяйка его Бодалева снимала где-то квартиру на улице Карла Маркса. В один прекрасный день их оттуда выселили, и им пришлось в спешном порядке отделывать свой домишко, уже давно необитаемый. Александр Алексеевич Бодалев, на вид неуклюжий, медлительный, но на деле расчетливый и расторопный хозяин быстро поднял вросшую в землю избушку, починил крышу, и они въехали в единственную крошечную комнатушку, вскоре принявшую очень уютный вид.
Ольга Владимировна, милая молодая дама, развела большое хозяйство, которое шло, однако, не очень удачно. То корова
больна, то куры запаршивели, то с козами что-то неладно, то у поросенка холера.
Центром их внимания и забот был единственный их младенец Орест, двухлетний мальчик, портрет отца. Его невероятно кутали и оберегали от воздуха. Болезненная боязнь родителей за его здоровье
объяснялась тем, что у них уже умерло двое детей в этом возрасте, и они буквально дрожали за сына.
У нас с ними установились очень добрососедские отношения, оказывали ежедневно друг другу мелкие хозяйственные услуги: то хлеба занять, то одолжить сковородки, то даже деньгами выручить. Еще до тех пор, как мы с ними познакомились, Бодалевы предложили нам всем пользоваться малиной и прилегавшим к их дому довольно большим садом. Сад этот принадлежал, как и следующее по улице Гоголя владение, матери Ольги Владимировны – Елизавете Васильевне Дыньковой, но Дыньковы в это время жили где-то в Сибири (они приехали в Сарапул осенью), и сад пока находился в полном ведении Бодалевых.

А вот воспоминания об Ольге Владимировне ее снохи – Маргариты Александровны Бодалевой.
Пройдя сложные жизненные коллизии в период революции и особенно в блокадном Ленинграде, когда она потеряла мужа и старшего сына, на склоне лет она с явной симпатией вспоминала своего отца Владимира Ермолаевича Дынькова – управляющего Волго-Камским пароходством, человека незаурядного, многостороннего.
Он пользовался уважением и по достоинству ценился по своим профессиональным и чисто человеческим качествам как со стороны начальства, так и подчиненных ему людей. Его увлечением было цветоводство.
Выписывал семена растений по почте, даже из заграницы, сам высаживал и с интересом наблюдал, что же из них вырастет. С дочерью у него были теплые и доверительные отношения, но при этом существовали строгие неоспоримые правила поведения. Так, например, ей – любительнице потанцевать, так не хотелось уходить до окончания бала, но в определенный час ей передавали, что ее ждут у входа. Ждал матрос Семен, пользовавшийся доверием отца, и это обстоятельство стесняло и возмущало.
Ольга проходила курс ухода за ранеными и больными на курсах Петроградского общества народных университетов. Тогда все были увлечены Шаляпиным, простаивали ночью, сохраняя очередь за билетами на спектакли с его участием, грелись у костров и в близлежащей чайной. Так и остался великий русский певец ее кумиром на всю жизнь. Затем, уже в 50-е годы, появился еще один певец, которого она особенно любила слушать, – Георг Отс.
Как удивительно трогательно лучились ее глаза от самой маленькой радости – приятной безделушки, букетика цветов (любимых васильков), встреч с близкими людьми. Но сантиментов она не любила, обладала волевым характером, при этом голоса никогда не повышала. Была глубоко верующим человеком, строго соблюдала посты даже старенькой и слабенькой после тяжелого перелома. Мы всячески уговаривали ее съесть что-нибудь, но силы воли у нее хватало, чтобы несколько раз в день стоять, держась за спинку стула, – дрожала, но стояла.
Умерла Ольга Владимировна в Ленинграде в 1987 году.

Бодалевы поддерживали тесные отношения с художником Порфирием Павловичем Беркутовым и его женой Верой Николаевной. Эта семья также переехала из Сарапула в Ленинград.
Вера Николаевна, в девичестве Дынькова, была двоюродной сестрой Ольги Владимировны. Все отмечали ее необыкновенную красоту. До революции она служила классной дамой в Сарапульской женской гимназии, Порфирий Павлович преподавал там же рисование. В Национальном архиве Республики Татарстан сохранился любопытный документ: «Прошение классной надзирательницы Сарапульской женской гимназии Веры Николаевны Беркутовой (бывшей Дыньковой)».
Ваше Превосходительство!
Обращаюсь к Вам с всепокорнейшей просьбой разрешить мне продолжать горячо любимое дело воспитания детей и оставить меня классной надзирательницей при Сарапульской женской гимназии. Согласно циркуляру, я, как вышедшая замуж, не могу дальше оставаться на этой должности без особого разрешения Вашего Превосходительства, но не обремененная семьей, пользуясь довольно крепким здоровьем и имея сильное желание продолжать службу в гимназии, я еще раз прошу Ваше Превосходительство не оставить мою просьбу без Вашего милостивого внимания.
Считаю необходимым прибавить, что вознаграждение, получаемое мною за исполнение моих обязанностей в гимназии, составляет значительную поддержку при скромном содержании моего мужа.
Классная надзирательница В. Беркутова.
Апреля 26 дня 1911 года.

По свидетельству родных, Беркутовы во время отступления белых последовали за Колчаком на восток, но потом вернулись в Сарапул.
Порфирий Павлович умер в Ленинграде в 1941 году. Вера Николаевна жила со своей матерью Лидией Михайловной, совершенно ослепшей. В семье Бодалевых относились к Вере Николаевне с нежностью, называли только Верочкой. Тепло вспоминали ее отца Николая Ермолаевича – удивительно обаятельного человека.

В архиве Сарапула недавно появилась фотография еще одной двоюродной сестры Ольги Владимировны по отцу – Зинаиды Григорьевны Дыньковой (в замужестве Якимовой). Алла Михайловна Овсянникова из г. Ижевска, много лет занимающаяся краеведческими исследованиями, в 2015 году обнаружила в музейном фонде Нижегородского дома престарелых и инвалидов «Зеленый город» целый архив Зинаиды Дыньковой. Ранее это был пансионат для пожилых учителей, где, по всей вероятности, Зинаида Григорьевна провела последние годы своей жизни. В ее личных вещах сохранилась тетрадь по рисованию, датированная 1908 годом (изготовлена в типографии сарапульской купчихи Марии Евсеевны Постниковой).
Так что, скорее всего, Зинаида бывала в Сарапуле в гостях у двоюродных сестер – все они тогда были молоды и потому счастливы.


Т. Пеганова, координатор
проекта «Память Сарапула».

Ольга Дынькова (Бодалева)
Вера Дынькова (Беркутова)
Зинаида Дынькова (Якимова)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *