Память об эвакогоспитале № 4021

На территории Сарапульского дома отдыха «Учитель», находившегося на западной окраине города, в течение трех с половиной лет Великой Отечественной войны размещался эвакогоспиталь № 4021. Подполковник медицинской службы запаса А. Д. Закиров, живущий в г. Санкт-Петербурге, изучил большое количество архивных документов, касающихся деятельности этого лечебного заведения. За сухими цифрами отчетов стоит самоотверженная работа медперсонала: в плохо приспособленных даже просто для жизни условиях здесь успешно лечили раненых, возвращая их в строй

Корпус дома отдыха «Учитель» (бывшая дача купца Корешева
Евсей Давыдович
Фельдман
Григорий Львович
Дерман
Анастасия Арсеньевна
Зарайская
Евгения Карловна
Стэберг

В июле 1941-го в корпусах дома отдыха (его довоенный адрес: ул. Красного Спорта, д. 53) разместили детей, эвакуированных из пионерского лагеря Друскининкая. Но деревянные корпуса, построенные сарапульскими купцами под загородные дачи, не были приспособлены для зимних условий, поэтому 23 октября белорусских
детей вывезли в село Каракулино, литовских – в село Дебесы.
А на базе дома отдыха с 11 ноября началось формирование эвакогоспиталя № 4021.
Начальником был назначен майор медицинской службы Евсей Давыдович Фельдман, 1890 года рождения, уроженец г. Пинска. Его фото из учетно-послужной картотеки есть на сайте «Память народа». К сожалению, какой-либо информации о нем нет.

Евсею Давыдовичу пришлось очень нелегко: из восьми госпиталей Сарапула вверенный ему оказался в наиболее трудных условиях: в четырех деревянных зданиях летнего типа отсутствовали канализация и водопровод (водопроводная сеть была проведена только к пищевому блоку, санпропускнику и прачечной). Печное отопление, холодные туалеты… Здания в спешном порядке пришлось
утеплять.
Госпиталь начал функционировать 4 января 1942 года. Было развернуто 125 коек, к 5 февраля – 200. В основном сюда поступили бойцы, раненные в конечности. Но через месяц госпиталь пришлось временно перепрофилировать для лечения больных сыпным тифом.
В 1942-м в действующей армии и в тылу началась эпидемия этой страшной болезни, которую удалось предотвратить благодаря пермскому микробиологу А. В. Пшеничнову, разработавшему
эффективную вакцину.
На базе госпиталя № 4021 была проведена научная конференция, на которой обсуждались особенности течения сыпного тифа. С докладом выступил профессор-патологоанатом, доктор медицинских наук профессор Григорий Львович Дерман, эвакуированный из Харькова и преподававший в Ижевском мединституте. Он не только изложил
теорию, но и продемонстрировал больного с характерными признаками болезни.

30 марта 1942 года полноценная деятельность лечебного учреждения возобновилась. Раз в неделю его посещала хирург госпиталя № 1736
(находился в здании педколледжа) Анастасия Арсеньевна ЗАРАЙСКАЯ. Она производила осмотр раненых и делала необходимые процедуры. Одновременно обучала врачей и медсестер хирургической работе. Под
ее руководством врачи начали оперировать в несложных случаях и ассистировать во время больших операций.
Анастасия Арсеньевна с 1940 года жила и работала в Сарапуле. В первые дни войны она подала заявление в военкомат с просьбой отправить ее на фронт. Через две недели получила направление на работу в эвакогоспиталь № 1736. Во время войны хирурги были на вес золота, вот и приходилось этой маленькой хрупкой женщине быть ведущим хирургом двух сарапульских эвакогоспиталей.
В 1949 году А. А. Зарайская переехала в Ижевск, где работала сначала врачом санитарной авиации. В конце своей врачебной деятельности была главным хирургом УАССР.
В 1985 году она приезжала в Сарапул на встречу работников эвакогоспиталей, состоявшейся в актовом зале Администрации.
В мае 1942 года в госпитале № 4021 открылось туберкулезное отделение на сорок коек, располагавшееся в отдельном корпусе: на втором этаже размещались больные с открытой формой, на первом этаже – с закрытой формой туберкулеза.
Обслуживание туберкулезных больных проводили два квалифицированных терапевта.
Несмотря на поистине героические усилия медперсонала, весной и летом 1943 года двадцать шесть бойцов скончались от туберкулеза. Они покоятся на воинском мемориале старого кладбища. Один из них – Василий Тимофеевич НАБРОДОВ.
Сведения о нем очень скупы. Родился в 1903 году в деревне Андреевка Рождественско-Хавского района Воронежской области. По данным УВД Воронежской области, был репрессирован и выслан на спецпоселение. 16 октября 1941 года был призван Сталинским РВК г. Воронежа. Воевал в 843-м стрелковом полку 238-й стрелковой дивизии. На 9 сентября 1946 года считался пропавшим без вести в апреле 1943 года. То есть его жене Елене Михайловне (в документе указан ее адрес: г. Воронеж, завод СК-2) по какой-то причине не пришло извещение о смерти мужа.
Воронежский завод СК-2 – это завод синтетического каучука, который начал строиться в 1931 году. Возможно, на нем и работал Василий Тимофеевич. И еще возможно, что 24 июля 1943 года на Курской дуге погиб его сын – Михаил Васильевич Набродов: он родился в 1925 году в поселке Андреевка Рождественско-Хавского района Воронежской области.

В документах госпиталя, хранящихся сегодня в архиве г. Санкт-Петербурга, перечислено много фамилий: медсестры, санитарки, кухонные работники, истопник, прачки и др. Но, кроме фамилий, больше никакой информации…
И все-таки о санитарке госпиталя Евгении Карловне Стэберг кое-что можно сказать благодаря ее внучке Ксении Прохоровой, разместившей в интернете информацию и фото.
Евгения Карловна родилась в 1919 году в г. Луге Ленинградской области. В 1941 году окончила Первый Ленинградский государственный педагогический институт иностранных языков
по специальности «французская филология». С началом войны была эвакуирована в Сарапул.
Здесь было не до уроков французского – работала санитаркой
госпиталя № 4021. В Сарапуле вышла замуж. В 1944 году вернулась в Ленинград

Во время блокады умер ее отец Карл Антонович СТЭБЕРГ, рабочий Кировского завода. Он был участником Первой мировой войны, Георгиевским кавалером, затем участником революционных событий в рядах латышских стрелков. В 1947-1948 годах Евгения Карловна преподавала французский язык в Нахимовском Военно-морском училище. В 1948 году переехала в Красноярск и вскоре стала деканом только что организованного факультета иностранных языков Красноярского пединститута.
В этой должности проработала восемь лет и более двадцати лет была зав. кафедрой французского языка.

Сегодня трудно представить полную лишений и трудностей жизнь тылового Сарапула. У госпиталя № 4021 было шесть лошадей с повозками. На них доставляли продукты, фураж, топливо, производилась эвакуация больных. По причине частого отсутствия воды в водопроводе, приходилось возить воду с Камы – а это не близкий путь.
Столовая госпиталя была небольшая, поэтому питание проводили в две-три смены. Одним из важнейших факторов восстановления здоровья ранбольных являлось лечебное питание.
В блюда повара добавляли зеленый лук, в рацион включали квашеную капусту. Из дикорастущих и культурных ягод варили кисели, делали морс, настои шиповника, малины, черной смородины.
Больных поили рыбьим жиром.
В медицинских отчетах отмечается: «У поступающих больных с резким истощением, низким процентом гемоглобина, спустя три-четыре недели прибавлялся вес, кожа приобретала здоровый оттенок, что подтверждалось взвешиванием и лабораторными исследованиями».
В госпитале имелось свое подсобное хозяйство, где выращивались зерновые культуры, корнеплоды, картофель и др.
Политико-воспитательной работой госпиталя заведовал замполит – старший политрук Воробьев. Начальником клуба, библиотекарем и одновременно киномехаником был пропагандист А. Н. Бершант. У клуба имелись звуковой узкопленочный кинопроектор, радиоузел с радиоточками, бильярд. Из музыкальных инструментов – рояль, четыре гармони, четыре патефона, гитары и балалайки. Библиотека
насчитывала триста книг. Помимо лечения, в госпитале проводилась трудотерапия: в летнее время – на госпитальном огороде. Выздоравливающие участвовали в уборке территории, пилили и кололи дрова, работали в столярной и сапожной мастерских.
Помогал выздоравливать и спорт: были популярны волейбол, крокет, городки и другие массовые игры. Зимой выздоравливающие занимались лыжами.

В июне 1945 года в межгоспитальных соревнованиях по бегу, метанию гранаты и другим видам спорта спортивная команда госпиталя № 4021 заняла первое место.
Шефскими организациями госпиталя были сарапульские артели «Интруд», «Гудок», ликероводочный завод, кондитерская фабрика, фабрика мягкой тары, школа № 4 и городской отдел народного образования.
15 сентября 1945 года эвакогоспиталь № 4021 был расформирован.

Сегодня ничто на территории бывшего дома отдыха не напоминает о госпитале № 4021. Снесены деревянные корпуса – бывшие купеческие
дачи (кстати, самая большая принадлежала лесопромышленнику Корешеву). Нет мемориального знака с информацией о госпитале. А его деятельность в годы войны заслуживает благодарной памяти.

Т. Пеганова, координатор
проекта «Память Сарапула».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *