Не умеешь воровать – не начинай…

Мне подумалось, что моя память иссякла на воспоминания о крохотном поселке Борок под Сарапулом, где я родился…

Но вспомнилась еще одна история, которая, несомненно,затронет каждого жителя поселка и того, кто хоть однажды бывал в этих местах. Много пробежало времени с тех пор, но чем дальше, тем больше хочется рассказать об этом.
…В семье было уже трое детей, при доме был приличных размеров огород, но, чтобы улучшить питание детей, моя мать озадачилась покупкой козы. Из-за отдаленности поселка от райцентра рекой бывали перебои с продуктами, да и выбор их был небольшим. Сколько ни уговаривала хозяйка своего мужа купить козу, ответ был короток:

— Чтобы главный инженер военного объекта, член партии держал козу?! Не бывать этому!
Ты еще икону в угол повесь, тогда меня точно с работы выгонят…

Прямо противиться мужу жена не смела. Но, как известно, женщины знают, как своего добиться. Однажды отец пришел с работы, на столе его привычно ждал ужин. Он ел, рассказывая о прошедшем дне, жена сидела напротив, поддакивая ему. Запив съеденное стаканом молока,
он хотел уже подняться, но она спросила:

— Молоко вкусное было?

— Очень.

— Не встало поперек горла? Секунду постояв в растерянности, он круто развернулся, побежал в сарай и рывком распахнул дверь.

— М-е-е-е… — раздалось прямо ему в лицо.

На него смотрела смешная бородатая белая коза и пыталась поддеть его рогами. Растерянно он сел на колоду, вынул из кармана папиросу и хотел закурить.
Коза вышла из загона, подошла к нему, и не успел он чиркнуть спичкой, как она ловко выхватила у него из руки папиросу и быстро
сжевала, тряся бородой и кося лиловым глазом. Так в нашем доме и
поселилось это веселое добродушное животное, что приносило и заботы, молоко и козлят.
Молока вполне хватало всей семье, хозяину пришлось смириться. Но однажды случилось вот что…
Поселок Борок стоял на берегу величественной реки Камы. Во время ледостава и весной в ледоход поселок оказывался отрезанным от райцентра. Продукты приходилось завозить далеко в объезд, жители, как могли, приспосабливались, выручая друг друга, закупая хлеб и запасаясь им заранее. Но долго терпеть никто не мог. И однажды на заседании сельского совета, где депутатом был мой отец, жители высказали пожелание, чтобы в поселке была построена пекарня.
Кто выделил финансы на стройку, за давностью лет я, конечно, уже не вспомню, да и мал я был для понимания, но дело закрутилось и здание небольшой пекарни было построено.
Из Ижевска было завезено новое оборудование, дело оставалось за малым – запустить пекарню. Жители только и говорили про свежий хлеб и с надеждой смотрели на своего депутата – моего отца, как будто он был пекарь…
Делать было нечего, батя созвонился с заводом и попросил
специалистов для наладочных работ. Но ответ обескуражил: план горит, специалиста выделить не можем, но дадим адрес бывшего работника, ныне пенсионера, он все сделает по договору. Ехать за мастером пришлось в далекое село на окраину Удмуртии. К вечеру добрались, на стук вышла хозяйка дома и на вопрос, здесь ли живет мастер по наладке пекарен, ответила утвердительно. Вошли в дом — мастер лежал на кровати совершенно пьян. Разбудить его не удалось,
что же делать?

— Да забирайте вы его от меня подальше, может, копейку в дом принесет, замучил меня совсем своей пьянкой. Как вышел на пенсию, так и началось…

Вдвоем с водителем подняли мужика в охапку, положили в машину и отправились в обратный путь. Дороги в те времена были очень плохи, добрались домой уже в ночь. Выгрузили «груз» в здании пекарни, оставили ему воды и разошлись по домам. Наутро протрезвевшему, ничего не соображающему мужику выложили суть
дела: так мол и так, запусти в строй пекарню, заплатим.

— Ну, раз такое дело, все сделаю, но сначала — опохмелиться!

Принесли мужику требуемое, обговорили сроки. Но он оказался не прост, выставил условие — аванс, выдали аванс, оставили работать. Через пару дней отец пришел на пекарню с проверкой, а там, как говорится, конь не валялся — работа не начата, мужик снова пьян… Вот так история!
Кого привезли, что делать и что говорить народу, который ждет
свежего хлеба? Состоялся разговор по душам. Мужик, осознав, что у руководителей стройки нет выхода, принялся с них требовать сверх всякой меры…

— Без водки работать не буду, каждый день по бутылке чтобы с утра стояло и поесть, на что я буду питаться? Вы меня взяли силой, я знать ничего не знал, вот пойду в милицию и заявление напишу!

Пришлось идти на уступки и выполнять волю мастера. Нужно
сказать, что он действительно оказался хорошим мастером своего дела, работа сдвинулась с мертвой точки. Каждый день мой отец приносил ему бутылку водки и молока от нашей козы, хлеб и сало приносили жители. И пекарня начала «оживать».
Здание пекарни хоть и было построено, но работы внутри было еще очень много, мастер все делал сам. Около месяца шла работа, каждый день депутат шел на контроль, нес водку и молоко.
Наконец, его жене надоел нахлебник, и она перестала давать молоко, не желала отрывать его от детей, ссоры переходили в ругань…
Но наступил долгожданный день — комиссия под аплодисменты разрезала красную ленту, и новенькая пекарня выдала жителям поселка первый хрустящий хлеб. Это был праздник, из которого я запомнил только горячую, хрустящую булку хлеба, невероятно вкусно пахнущую, которую я запивал козьим молоком.
Пришло время расчета за труд. Как и было обещано, был составлен договор, мастер попросил за свой труд 600 рублей — приличную сумму. Чтобы хоть немного вернуть расходы на водку и пропитание, в договоре было указано 1200 рублей. Часть денег пошла на небольшой банкет по случаю, остальное забрала хозяйка дома за поставляемое молоко и купленную за счет семейного бюджета водку.
Кто-то улыбнется такому финалу истории, мол, все правильно, и будет неправ. В те времена нарушение финансовой дисциплины каралось невероятно строго.
Все помнили сталинские методы, и отец сильно рисковал. Мастера проводили до поезда, пекарня начала печь хлеб, жители были
счастливы, Ершовский сельский совет поставил себе в зачет «галочку» о проделанной работе.
Все закончилось в пятницу, и с этого дня…
…Каждую ночь на пятницу отец просыпался от голоса районного прокурора:

— Виктор Павлович, а где еще 600 рублей?..

Он не высыпался, приходил на работу злым. Все это заметили и расспрашивали, что случилось.
Как рассказать, кому выговориться и что делать?
…Однажды вечером батя зашел в загон, где жевала свое сено
коза Зорька, как всегда, сел на колоду, она подошла к нему и, тряся хвостом, выпросила папиросу. Он потрепал ее за бороду, она слегка боднулась и скосила боевой глаз.

— Все из- за твоего молока, откуда ты на меня свалилась, чертила
рогатая? — в сердцах сказал он.
Назавтра была пятница. Батя проснулся, но прокурор не явился со своим вопросом. Это было удивительно и прекрасно. Перед работой он, счастливый, забежал в пекарню: там шел замес муки, жарко пылала печь – все шло своим порядком. Радостным взором он оглядел пекарню, пожелав работникам здоровья и удачи в труде…
…Через 55 лет, посетив свою малую родину, я забыл посетить пекарню. Но позже узнал, что она давно не работает. Время наложило свои коррективы на все. Но пекарня долго радовала жителей
окрестных сел свежим и очень вкусным хлебом.
Через некоторое время отца перевели работать в другую область директором предприятия ГАЗПРОМА, затем мы вернулись на его родину в город Лебедянь, где он работал начальником механического цеха, главным технологом завода, был очень толковым инженером и умным человеком. А мне он всегда говорил, наставляя в жизни: не воруй, наш род к этому не прикладывается, мы всегда жили своим трудом.
Отца не стало в 1995 году, упокоился он в городе Лебедянь.

Н. Огарков.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *