Советская партийная школа в Сарапуле

Начало http://красноеприкамье.рф/2020/06/12/18518/

В силу объективных обстоятельств школа не имела возможности содержать штат лекторов. Как правило, преподаватели других учебных заведений совмещали основную работу с чтением лекций в совпартшколе. Здесь лекции читали такие известные в городе преподаватели, как С. Ажеганов (зав. педагогическим техникумом), Вавилов (зав. лесным техникумом) и другие. Случалось, что за учебный год преподаватель по одному предмету менялся несколько раз: «Тов. Ажеганов, который вел курс естествознания, — незаменимый работник в данном случае, но ввиду крайней перегруженности работой курс закончить ему не пришлось. По русскому языку в течение курса сменилось 10 преподавателей…»

В переписке партшколы за 1923 — 1924 годы указывалось на недостаток преподавателей, крайнюю загруженность таковых на основном месте работы, вследствие чего приходилось сокращать количество учебных часов, на отсутствие учебных пособий: «…Ощущается недостаток в постельном белье, дровах, кухонной посуде, классных досках, принадлежностях сцены, спорта и музыкального кружка. Недостаток в марксистской литературе громадный, газет получается также недостаточное количество, особенно центральных. Пособий мало». Со временем появились трудности с продуктовыми пайками и с вещевым довольствием курсантов. Доходило до того, что администрация школы просила Комитет ЧОН о выдаче винтовок для охраны складов и помещений
совпартшколы, где неоднократно замечались мелкие кражи.
Опоздание курсанта на 10 минут без уважительной на то причины засчитывалось как целый пропущенный день с вычитанием пайка того дня в фонд школы.
Для проживания курсантов совпартшкола предоставляла общежитие. В ведении школы находились два помещения, располагавшиеся также на ул. Красного Спорта (ныне ул. Гагарина).
Но при всей возможной поддержке положение учреждения оставалось бедственным.
Вот заявление от курсантки, датированное 1924 годом:
«В учебную часть при Совпартшколе от курсантки Е. Е. Савиной
заявление. Прошу вас выписать меня из Советская партийная школа в Сарапулесписков уезжающих на практику, хотя я хотела ехать, но никак ни могла приобресть теплаго пальто и такто невчем совсем ехать что меня и побудило отказаться от поездки. К чему и подписуюсь»
. (Стиль и орфография сохранены.)
В 1921 году курсантами школы являлись 28 человек, в 1925 – 116 человек. Социальный состав обучающихся менялся незначительно, главным образом, в сторону «крестьянизации» курсантов. В 1921 году
курсанты школы относились преимущественно к рабочим по своему социальному происхождению и положению.
Средний возраст — от 18 до 22 лет. Уровень образования так-же оставался примерно одинаковым: низшее образование имели 102 человека, среднее – 12, самообразование – 1, о чем можно судить из приведенного выше документа. Процент неуспевающих составлял порядка 10 процентов от общего числа курсантов.

Воспитательная и клубная работа, в обязательном порядке проводившаяся среди курсантов, следовала принципам общего и коммунистического воспитания. На протяжении всего периода в совпартшколе существовали клубы и кружки: драматический, спортивный, литературный, обществознания. Регулярно организовывались экскурсии в музей и на производство, например,
на кожзавод, электростанцию,механическую фабрику. Так, в отчете драматического кружка внешкольной коллегии за 1924 год отмечалось: «…В течение года Совпартшколой были поставлены три спектакля — «Странник», «Низвержение самодержавия» и «Последний день Парижской коммуны».
Издавались стенные газеты «Творчество Совпартшкольца», «Путь Ленинца» и журнал «Вперед к коммунизму».

Все курсанты, проходившие обучение в советско-партийной школе, брались на учет и прикреплялись к фабрично-заводским, школьным либо подшефным деревенским ячейкам. Главным образом, это была
партийная работа и работа по ликвидации технической неграмотности. Вопреки сложившемуся мнению, это прикрепление
не было простой формальностью, а осуществлялось в полной мере. Сюда входила организация кружков политграмоты в подшефных организациях, постановка спектаклей, концертов, художественных вечеров, агитсудов, вечеров-спектаклей, велась работа в Детском городке по организации отрядов юных пионеров.
Курсанты, окончившие курс советско-партийной школы, получали дальнейшее распределение на партийную и политико-просветительскую работу в районы округа. После проведения летней практики создавалась комиссия из представителей Окружкома партии, секретаря агитпропотдела, заведующего политико-просветительским отделом партии, представителей ячеек РКП(б) и РЛКСМ. Курсанты рекомендовались для политико-просветительской, профсоюзной, газетной, кооперативной работы, работы в женотделах,
агитационно-пропагандистских отделах, в комсомольской, партийной и т. п. ячейках. Кроме того, для школ 1-й ступени практиковался отбор курсантов для Губернской совпартшколы. Преподаватели готовили список курсантов, пригодных, по общему мнению, для дальнейшего партийного образования. Совпартшкола
вела и единовременный учет курсантов прежних лет, так называемую проверку годности выпускников школы для практической деятельности. Минимальный срок наблюдения за
окончившими курс партийной школы курсантами составлял не менее одного года.

В качестве примера карьеры выпускника совпартшколы приведем краткие сведения об одном из них.
«Добровольский Михаил Алексеевич (1907-1951). Родился в с. Ува-Тукля Малмыжского у. Вятской губ., член партии с 1931 г. Слушатель советско-партийной школы в г. Сарапуле (1920-1921), студент Ново-
мултанского педагогического техникума (1924-1927), председатель Ижевского городского бюро детской коммунистической организации (1927), заместитель председателя, председатель Ижевского уездного
крестьянского комитета (1927-1929), секретарь исполкома Малопургинского районного Совета (1929), председатель колхоза
«Интернационал» Малопургинского р-на (1930), секретарь Юкаменского райкома, Ижевского горрайкома ВЛКСМ (1930-1931),
заведующий отделом Дебесского райкома ВКП(б) (1931-1932), первый секретарь Удмуртского обкома ВЛКСМ (1932-1933), уполномоченный по хлебозакупкам в г. Можге (1936-1937).
Репрессирован, отбывал наказание (1937-1947). Лесоруб, кладовщик, завхоз Постольского леспромхоза (1947-1948).Репрессирован (1948, 1950), реабилитирован по трем делам посмертно (1956)».

В архивах имеются документы 1935-1936 годов о деятельности в г. Сарапуле «Краевой школы подготовки советских кадров» Кировского
края. Когда совпартшкола прекратила свое существование, пока не установлено.

М. Шитова,
зав. отделом мониторинга
и популяризации объектов
культурного наследия Сара-
пульского музея-заповедника.
По материалам
Сарапульского музея-
заповедника и архивным
документам.

Учащиеся и слушатели совпартшколы, 1920 год

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *