Недаром меня называли «сын больницы»…

Начало: http://красноеприкамье.рф/2020/05/19/17937/

«Больные в Земской больнице по роду болезней располагались в 7-ми павильонах, в числе которых был и арестантский павильон для больных из местного Тюремного замка. Этот павильон охранялся военным «караулом», сменявшимся каждый день. Часовые с ружьем в руках были внутри павильона, в коридоре и снаружи — вдоль всего
удлиненного здания».

А ВОТ КАК вспоминает Н. П. Смолин о главном враче больницы Александре Капитоновиче Добронравове:
«Прежде всего скажу, что в те года, когда проходила служба Добронравова в Земской больнице г. Сарапула, в городе не было так много врачей и во-обще медицинского персонала.
Добронравов в начале 90-х годов прошлого столетия выделялся среди группы врачей — не только своей внешностью, но и обращением к воим пациентам, как в стационаре — в Земской больнице, так и во многих домах зажиточных обывателей Сарапула, имевших средства для оплаты лечения у себя на дому.
В должности старшего врача Сарапульской Земской больницы Александр Капитонович Добронравов работал много лет; он также имел довольно широкую практику лечения больных на дому. В Земской больнице, тогда единственной больнице в Сарапуле, работали сначала всего два врача — Добронравов — терапевт и Ильинский — хирург, он же и глазные болезни, и родо-вспомогательную медицину в больнице выполнял.

В качестве «старшего» врач
Добронравов имел вес не только в излечении стационарных больных, он также ведал, частично, и хозяйственно-административной частью больницы…
Добронравов посещал больницу не только утром, до 12 часов дня, в порядке визитации больных его отделения, но приезжал в больницу и вечером.
Другие врачи больницы были свободны от повторного посещения больных в один и тот же день

Доктор Добронравов не был женат, жил он одиноко в собственном, весьма благоустроенном доме; обслуживала его прислуга — довольно пожилая женщина, кухарка Марьюшка.
Она честно заботилась о таком добром, хорошем человеке, как доктор Добронравов, и всегда содержала квартиру доктора в полном порядке.
Утром готовила вкусный завтрак; к обеду — «все, что бы захотел» барин (готовила Марьюшка, вполне как настоящий повар), также доктор всегда был обеспечен надлежащим ужином, как это полагалось в те времена во всяком хорошем доме. Кроме домашней кухарки у Добронравова был любимый им кучер по имени, кажется, Андрей, он также заботливо содержал домашнюю конюшню доктора — как говорится, не за страх, а за совесть. Любо было видеть, как доктор иногда выезжал на паре лошадей, да еще в карете; случалось это в
дни визитов не по докторским делам, а для поездки в гости к друзьям и хорошим знакомым.
Не знаю почему, но Добронравов часто посещал вот так парадно архиерейский дом.
Насколько я мог по своему возрасту разбираться в людях, доктор, на мой взгляд, не был святошей. Будучи студентом Казанского университета, надо понимать, Добронравов далек был от святоши — жил и вел себя так, как и все прочие студенты. А вот в пожилом возрасте он стал заметно религиозным человеком.
Его стараниями, отчасти и материальной помощи, на территории больницы была построена церковь во имя иконы «Всех Скорбящих
Радость». Добронравов часто посещал богослужения в этой церкви. По его желанию настоятелем церкви был назначен родственник местного архиерея — священник Боков. Доктор позаботился и о том, чтобы в этой церкви появился прекрасный мужской хор, пение которого вполне удовлетворяло всех молящихся во время богослужения».

«А. К. Добронравова я знал, как врача и как вообще человека с добрым сердцем. И не только потому сохранились у меня об А. К. такие хорошие воспоминания, что он уделял огромное внимание мне как одному из стаи «больничных ребятишек» — детей, сиделок, служителей и прочей «прислуги» Земской больницы. Когда я стал уже в таком возрасте, что мог разобраться в людях, окружающих меня, я видел много того, из чего складывается теперь мое мнение о докторе Добронравове. Прежде всего, он был очень внимателен к своим больным. Он не только обращал внимание — как врач — на состояние лечащихся в больнице лиц, он, кроме того, всегда стремился «излечить» больного не одними лекарствами, а иногда больше всего своей беседой с данным больным, заинтересовавшим доктора признаками заболевания. Узнавал о материальном положении больного, о его образе жизни в быту и на производстве, отсюда у врача сама собой выяснялась более точно истинная причина болезни. После выписки из больницы пациент оставался надолго благодарен доктору Добронравову не столько за излечение недуга лекарствами и соответствующим уходом за больным за все время стационарного лечения в больнице, но и за внимание к нему — ничем не замечательному в городском обществе человеку».

В СВЯЗИ С ПАНДЕМИЕЙ коронавируса в мире интересны воспоминания Николая Петровича об эпидемии холеры в Сарапуле. Тогда Смолин, после окончания уездного училища не определившись еще с основным местом работы, помогал работникам больницы: был
зачислен санитаром.

«В 1891 году в Сарапуле свирепствовала эпидемия холеры. Заболел терапевт — врач Добронравов, заболели фельдшера, так что иногда мне одному приходилось, как дежурному фельдшеру, принимать привозимых из города больных. Помнится случай: привезли из города в «холерном ящике» больного – известного в Сарапуле юродивого Колю Котовского. Я осмотрел его и решил, что это не холерное заболевание, так как характерных признаков болезни не обнаружил в этом больном.
Колю Котовского я распорядился поместить не в палату холерных больных, а в изолятор. Через день Коля Котовский был выписан из больницы; у него оказалось нечто вроде солнечного удара».

Возможно, Николай Петрович неточно запомнил год, так как в другом источнике указывается, что Сарапул переживал эпидемию холеры в 1892 году. Известно, что 29 июня 1892 года в городскую Управу поступило заявление, подписанное Сарапульским преосвященным, директором Сарапульского реального училища, председателем Благотворительного общества и другими должностными лицами с выражением их обеспокоенности ввиду вспышки холеры на юге России. Гласные Сарапульской городской Думы С. Д. Ижболдин и И. А. Чернышев предложили провести очистку города, в том числе водоемов, заготовить дезинфицирующие средства, привлечь достаточное количество медицинских работников. В приписке к этому документу указывалось, что холера в городе уже появилась.

ЕЩЕ МНОГО фактов из жизни города хранят страницы дневников Н. П. Смолина. Прочитать эти документы стало возможным после переведения текста в машинописный вид. С помощью учащихся школ и студентов Сарапульского техникума машиностроения и информационных технологий перепечатаны 15 из 29 дневников.

С. Ахмадулина,
начальник сектора НСА
и использования документов
Управления по делам архивов
Администрации г. Сарапула.

Фотографии из архива «Скорой медицинской помощи» города Сарапула

Ежедневную утреннюю диспетчерскую проводит заведующий отделением скорой помощи Владимир Перевощиков (сидит в центре). Докладывает об итогах прошедшего дня фельдшер Надежда Соколовская. Сидят фельдшеры Люция Зайцева, Наталья Теплякова, Ольга Колтышева (слева направо). Начало 1980-х годов
Готовы к выезду к больному фельдшеры Вера Зеленина и Владимир Городничий. Середина 1970-х годов
Работники скорой помощи. В истории осталось только имя
одной из них – фельдшера Александры Котельниковой (первая слева). 1970-е годы
Машина скорой помощи. Середина 1950-х годов

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *