На Карельском фронте

2020 — Год памяти и славы

В годы Великой Отечественной войны действовало сорок советских фронтов. Существовавшим самое длительное время, самым протяженным из всех и при этом единственным, который не имел сплошной линии фронта, был Карельский. Судьбы многих наших земляков, участников войны, связаны с далеким северным краем

Сформированная в Удмуртии

Карельский фронт был образован 23 августа 1941 года. Среди его воинских формирований – 313-я стрелковая дивизия, укомплектованная в Ижевске и Воткинске.
Четыре тома Алфавитной книги Сарапульского военкомата… Записи, сделанные в июне-июле 1941-го. Сотни фамилий бойцов, мобилизованных в 1068-й и 1070-й стрелковые полки 313-й дивизии.
Многие из них пропали без вести и не числятся в списках безвозвратных потерь. Уже после войны по просьбе родственников, не получивших извещения, Сарапульский военкомат делал запросы в Управление по учету погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава Красной Армии. Каков был фронтовой путь, зачастую очень короткий, бойцов 313-й?
По завершении формирования дивизию направили на Карельский фронт, и 5 сентября она поступила в действующую армию, выдвинувшись на Пряжинское направление, где встретилась с союзниками фашистской Германии — финнами.
1068-й полк был развернут в районе пос. Красная Пряжа (50 км от Петрозаводска) и уже 7-8 сентября в боях понес огромные потери: количество финских солдат втрое превышало число советских. В оперативной сводке от 13 сентября начальник штаба 313-й СД сообщает в штаб 7-й армии о потерях: только в 1068-м полку числятся пропавшими без вести 733 бойца.
14 сентября 1068-й полк был отведен и передал свои позиции 1070-му полку, который около недели сдерживал натиск врага.

Донесение комиссара 1070-го стрелкового полка ст. политрука Устинова от 17 сентября 1941 года

Доношу, что полк занимает прочную оборону. Противник несколько раз пытался обойти 3-й стрелковый батальон с левого фланга и 4-й с правого фланга, но эти попытки были отбиты. Весь день КП находился под сильным минометным и артиллерийским обстрелом.
Противник вечером примерно в 22.00 установил радиорепродуктор и имел обращение к бойцам, в котором говорилось: «Товарищи красноармейцы, командиры и комиссары, вас обманывают, уничтожайте комиссаров, бросайте оружие и переходите на нашу сторону».
За три недели боев по защите г. Петрозаводска в 313-й стрелковой дивизии из 11-ти тысяч красноармейцев осталось менее половины.
Такой огромной ценой наши войска остановили фашистов, пытавшихся овладеть Заполярьем, и вынудили их перейти к длительной обороне. Только в 1944 году Карелия была освобождена.

На Карельской земле

Расскажем о трех наших земляках, отдавших жизнь за Родину в далекой Карелии.

Виктор Павлович Чикуров. Фото из фондов Управления по делам архивов Администрации г. Сарапула

Виктор Павлович Чикуров, родившийся в Сарапуле в 1913 году, служил в городской пожарной части. На второй день войны он был мобилизован и направлен в 1068-й стрелковый полк 313- й стрелковой дивизии. С 13 сентября уже числился пропавшим без вести. Другой документ свидетельствует о его гибели 19 октября. А в карточке архивного фонда финских лагерей военнопленных указано, что 2 октября 1941года рядовой Чикуров попал в плен в 18-ти км от г. Петрозаводска и содержался в лагере военнопленных № 14 Сортавальского округа, где скончался.
Информация противоречивая, но в документах, особенно начального периода войны, подобное встречается нередко.

А иногда документов вообще нет – они терялись, горели, утрачивались безвозвратно. Ушел человек на войну и пропал без вести…

Сергей Ефимович Пантюхин (стоит) с братом. Фото из семейного архива

Именно такая «недокументальная» история у Сергея Ефимовича Пантюхина, родившегося в 1907 году. По воспоминаниям родственников, Сергей Ефимович работал в Сарапуле поваром в ресторане. Был интеллигентным, отзывчивым человеком, хорошо играл на баяне.
В первые дни войны был призван в 313-ю стрелковую дивизию. Служил поваром. В 1942 году семья получила извещение о том, что он пропал без вести.
После войны к Пантюхиным пришел сослуживец Сергея Ефимовича и сообщил, что тот погиб в бою 7 декабря под Медвежьегорском. Но документов о гибели не сохранилось. В Книге памяти Удмуртской Республики ошибочно указано отчество С. Е. Пантюхина — Иванович, а также дата призыва — 1944 год.
В семье Сергея Ефимовича и Надежды Ивановны Пантюхиных было трое детей: Лидия, Юрий, Нина. Все они сохранили фотографии отца. Юрий много раз делал запросы в архив, но результата не было. В 1988 году он передал в Ижевск секретарю Совета ветеранов 313-й стрелковой дивизии А. П. Кузнецову фото воинов, на котором есть его отец.

Григорий Захарович Хориков. Фото из семейного архива

В историю Григория Захаровича Хорикова мне приiлось «вмешаться» лично. В 1997 году я готовила экспозицию, посвященную военному периоду Сарапульского педучилища. Римма Михайловна Королева (в девичестве Сомова), многие годы проработавшая учителем истории, рассказала следующее. Муж ее сестры Григорий Хориков в апреле 1941 года был избран председателем районного Совета ОСОАВИАХИМа. 19 июня в семье родился первый ребенок — дочь Галина. Когда жену выписали из роддома, доброволец Хориков был на сборном пункте. 28 июня его отправили в Ижевск, а оттуда в составе 313-й стрелковой дивизии – на фронт. 5 ноября 1941 года Григорий Захарович погиб в Карелии. Где он похоронен, семья не знала.
Я подумала: «А вдруг в фамилии допущена ошибка?» Тогда еще не было электронного архива Министерства обороны. В открытом доступе – только печатные Книги памяти. Дома на 469- й странице 6-го тома Книги памяти нашла запись: «Хариков Григорий Захарович, род. 1908. Призван в Сов. Армию в 1941. Рядовой. Погиб в бою 5 ноября 1941. Похоронен: г. Кондопога, Карелия». Тут же позвонила Римме Михайловне, она – племяннице в Пермь. Так дочь узнала, где похоронен ее отец.
Через какое-то время Галина Григорьевна приехала в Сарапул, привезла фотографии, поведала историю семьи.

Мама осталась вдовой в 23 года (была на десять лет моложе отца). По ее рассказам, он был трудолюбивым, сильным, честным, хорошим семьянином. О том, где похоронен отец, я не знала до 1997 года, хотя неоднократно посылала запросы в разные инстанции.
Однажды вечером мне позвонила из Сарапула тетя и сказала, что, оказывается, в документах фамилия отца была записана с ошибкой: вместо Хориков – Хариков.
Одна буква, но она столько лет не давала мне возможности побывать на могиле родного человека.
И вот я поехала в Карелию. В самом центре г. Кондопоги создан мемориал, где захоронены воины 313-й стрелковой дивизии. Меня поразило внимание властей Карелии к работе по сохранению памяти погибших. Мемориальный комплекс хорошо спланирован, благоустроен. Горит Вечный огонь, много цветов.
По обе стороны высажены ели. На белых мраморных плитах в алфавитном по- рядке написаны имена. По моей просьбе, ошибка в фамилии отца была исправлена в 2005 году.

На Параде Победы в 1945 году сводный полк Карельского фронта шел первым, и с тех пор стало традицией на парадах 9 мая нести его штандарт первым среди штандартов других фронтов.
Через восемь лет после войны, в мае 1953 года, пятилетней девочкой
я впервые ехала через Карелию в Заполярье, к месту службы папы.
А потом в течение семи лет наша семья дважды в год — в отпуск и из отпуска — видела из окон поездов карельские пейзажи.
Следы войны — разрушенные здания, не разобранные груды обломков — постепенно исчезали. Все течет, все изменяется…
Но память о войне должна жить вечно.

Т. Пеганова,
координатор проекта
«Память Сарапула».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *