Не могу сидеть без дела

Мы сейчас много говорим о гражданском обществе, а что это значит в отношении конкретного человека? Ответ на этот вопрос я нашла, познакомившись с Екатериной Николаевной Достоваловой

— Хочу Вас пригласить принять участие при вручении удостоверения нового образца, а заодно и познакомить Вас с нашим старейшим внештатным общественным инспектором, — сказал, придя в редакцию, руководитель Сарапульского лесничества Игорь Никитеев. – И не просто старейшим, но и самым активно действующим.
И мы поехали «во владения» Екатерины Достоваловой – в садовый массив «Спутник», прилегающая территория которого находится в ведении общественного инспектора.
У ворот сада Игорь Никитеев позвонил на сотовый телефон своего общественного инспектора, чтобы выяснить, где ее можно найти. Переговорив, сказал нам:

— Сейчас сама прибежит, сказала.

— Прибежит? – удивились мы.
– Сколько же лет вашей «ста рейшине»?

— 86 нынче осенью исполнится, — ответил он.
И вскоре мы действительно увидели невысокую худенькую женщину, приближавшуюся к нам быстрым шагом. Именно про таких говорят: ни за что не поверишь, что ей столько лет.
Сразу всплыла в памяти фраза: «Активистка, комсомолка и просто красавица». Всем бы так! А ведь жизнь, как выяснилось в нашем разговоре, Екатерину в детстве не баловала.
Родилась она на самом западе огромного Советского Союза — на Львовщине, всего в четырех километрах от польской границы. Семья была большая – 11 человек. Мама умерла, когда Катюше было всего три с половиной месяца. Ходить за малышкой было некому (чтобы не голодать, работать приходилось всем), и ее отдали на воспитание цыганам.
В семью Катя вернулась, когда ей исполнилось пять лет и отец привел в дом мачеху.
«Хорошая была женщина, — говорит Екатерина Николаевна, — по-настоящему заменила мне маму, которую я не успела узнать». В общем, жизнь, казалось бы, наладилась, Катя собиралась пойти в школу… А тут – война…
В село, громыхая, вошли танки, над головой гудели самолеты – они летали так низко, что тень от них «бежала» по земле… Эти звуки, связанные с вошедшей в жизнь бедой, навсегда остались страхом в ее душе. И сегодня, когда Екатерина Достовалова слышит их, память возвращает ее в то военное время. В хате, где жила большая семья, фашисты устроили штаб, а в их дворе – минный склад.

— Нашим спасением стал лес – он нас и кормил грибами- ягодами-травами, и укрывал, — рассказывает Екатерина Николаевна. – Мы с сестрой прятались в логах, которые кишмя кишели змеями. До войны мы их жутко боялись, а тут оказалось, что люди могут быть страшнее змей… И в партизанском отряде, в котором воевали старшие братья, жили…
А война закончилась – не менее страшно было, потому что бандеровцы орудовали…
В 15 лет Екатерина получила комсомольский билет. А вместе с ним начался новый этап в ее жизни. По комсомольской путевке она поехала сначала в Кировоградскую область – работала на стройке помощником каменщика. Откуда у девчонки-подростка силы брались подносить кирпичи, раствор, стройматериалы? Сама сейчас не знает. Затем по комсомольской же путевке поехала на лесоповал на север Пермской области. Это был 1953 год – комсомольцы заменили в холодных бараках тех, кого освободили по печально известной 58-й статье…
А потом ее буквально выкрала оттуда татарская семья, уезжавшая жить в город на Каме. Так Екатерина оказалась в Сарапуле. Нельзя сказать, что здесь ее наконец-то ждала хорошая жизнь. Девчонка без образования долго не могла найти работу, снимала углы, дошла до того, что даже милостыню просила…
А потом ее надоумили – сходи в горком комсомола, может, там помогут. И вправду, помогли: дали направление в городской торг. Катюша там стала «сыном полка» — ее все полюбили, а она ни от какой работы не отказывалась: мыла полы, ездила по деревням овощи закупать. Прошагала по карьерной лестнице до старшего продавца. Когда замуж вышла, квартиру получила. Екатерина Николаевна и по сей день благодарна тогдашнему директору торга Виктору Петровичу
Гагарину.
Вместе с мужем Игорем Екатерина окончила вечернюю школу, автошколу. А затем вместе пришли они работать на Сарапульский электрогенераторный завод. Приняли ее сюда кладовщицей, да только поработать на этом месте ей пришлось недолго. Вызвал ее начальник цеха и попросил заменить ушедшую в отпуск карщицу: «У тебя же права есть, справишься». С того дня более 30 лет Екатерина Достовалова водила кару по территории завода. Соглашаясь, не представляла, какая это тяжелая для женщины работа: в ее обязанности входила не только доставка, но и погрузка-выгрузка изделий. И за грузы непосильные бралась, и работала, не считаясь со временем. Частенько последний автобус ждала, лежа на скамейке от усталости…

— Я знала только два слова: «Катя, срочно!» — улыбаясь, вспоминает Екатерина Николаевна. – Я настолько к ним привыкла, что мне уже стало казаться, что Катя Срочно – это мое настоящее и полное имя.
Но второе имя, заводское, ей все же дали – ЭлектроКатя, это по аналогии с электрокарой. И сегодня еще те, кто с ней работал, вспоминают эту невысокую женщину, которая лихо справлялась с доверху груженной карой на узких поворотах в цехах завода.
Е. Н. Достоваловой присвоено звание «Ветеран труда», в ее производственной «копилке» — 11 наград.
А выйдя на пенсию, Екатерина Достовалова с 2008 года стала внештатным сотрудником Государственной лесной охраны.

— Лес был спасением для меня в тяжелейшие годы войны – и укрывал, и кормил. Как же мне его не любить, не беречь? Вот я его сейчас за все и благодарю, защищаю, как он когда-то меня.
А тут еще и так обстоятельства сложились, что Государственный лесной фонд находится прямо за забором нашего садового массива. Вот одно к одному и сложилось.
А я бы добавила к этому и третью составляющую: Екатерина Достовалова — из тех людей, про которых говорят: «Человек с гражданской позицией».
Вот и за свою добровольную общественную нагрузку она взялась со свойственной ей ответственностью.

— Все садоводы знают, что Екатерина Николаевна у нас – ответственная за лес. И как общественный инспектор, и как активный член правления нашего общества, — говорит председатель правления сада «Спутник» Николай Бекетов.
– Строго следит за тем, чтобы мусор в лес не выкидывали, костры не разжигали. В лесной зоне рядом с нашим садом находится Шевыряловское кладбище, так она в дни массовых посещений и там за порядком следит. А уж лес действительно любит, все тропинки там знает. И чутье у нее на нарушения есть, видимо, от природы дано. Все уже это знают, никто с ней не спорит, потому что зря никогда Екатерина Николаевна не скажет. А уж если виноват, то отвечать придется.
И так же строго она следит за тем, чтобы наше садоводческое товарищество соблюдало все правила противопожарной безопасности, в том числе и лесозащитная полоса у нас всегда в должном порядке содержится. А все это и безопасность наших садоводов. Так что польза в данном случае двойная.
А плюс ко всем своим делам Екатерина Николаевна Достовалова остается еще и главой большой семьи. И – бывают же такие совпадения – в этой большой семье сегодня, поведала нам она, снова насчитывается 11 человек, как и в ее родной семье в далеком детстве.

И. Рябинина.
Фото В. Карманова.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *