У войны не детское лицо

Аделе Мухаевой не исполнилось еще пяти лет, когда началась
Великая Отечественная война

Дружная семья Мухаевых жила в самом центре Ленинграда – в районе Апраксина двора. Красивая пара – думаешь, глядя на сохранившиеся фотографии. И, наверное, счастливая: в 1936 году родилась дочка, в феврале 1940 года – сын. Молодым все было не в тягость, везде успевали. Вот только не думали, что счастье их окажется таким коротким…
Отец Адели с первых дней встал в ряды защитников Ленинграда. И хотя воевал на подступах к городу, в котором жила его семья, дочка видела его все го дважды. Но обе эти встречи яркими воспоминаниями живут в ее памяти по сей день.
В первый раз папа пришел домой, когда малыши были одни.
Постучался в дверь. Аделя спросила: «Кто там?» В ответ: «Доченька открой!» — «Не открою, мама не велела. Сказала, что фашисты придут и убьют нас!» — «Доченька, ты узнала, кто это?» — «Да, папа».

«Так открой мне дверь». — «Нет!» Так и не уговорил меня открыть,
пришлось ему вышибать дверь.
А уж когда зашел, дочь кинулась ему на шею.
Во второй раз папа зашел домой, когда его выписали из госпиталя. Мама тогда напекла морковных котлет, вкус которых Аделя Сарычевна тоже и сегодня помнит.
Больше она отца никогда не видела. Он навсегда остался лежать где-то под Ленинградом.
«Где-то», потому что семья так до сих пор и не знает, где его могила. Только короткая строчка осталась: «Пропал без вести…»
Война заставила пятилетнюю Аделю сразу стать взрослой.
Мама с тетей уходили на работу, а девочка оставалась дома
за старшую. Самые яркие воспоминания — гул самолетов,
звуки разрывов снарядов. Зрительных ощущений в памяти не
осталось, потому что окна были заклеены. При сигналах воз-
душной тревоги Аделя быстро одевала трехлетнюю двоюродную сестренку и младшего братишку, брала на руки малыша,
который еще только начинал ходить, сестренка держалась за
ее подол, они спускались со второго этажа и бежали в бомбоубежище. Наверное, говорит сейчас Аделя Сарычевна, оно было неподалеку, иначе мне было бы братика не донести…
И еще навсегда осталось в ее памяти отношение людей друг к другу: главными были доброта и отзывчивость. В бомбоубежище иногда приходилось долго сидеть. Люди брали с собой воду. Аделя бы тоже брала, только ей было ее не донести.
Но когда маленький братик начинал плакать: «Пить хочу…»,
кто-нибудь из находящихся рядом обязательно делился с ним водой. А однажды, когда они уже подбегали к входу в бомбоубежище по проложенным к нему доскам, с красного ботиночка Адели слетела га-
лошка и упала под доски.

— Достать не могу, стою реву, рассказывает Аделя Сарычевна. — И тут три женщины подбежали, галошу достали, слезы мне вытерли, в бомбоубежище нас всех завели… Не было бы такой взаимовыручки, такой доброты, думаю сейчас, наверное, не выжил бы Ленинград.
Летом 1942 года семью Мухаевых эвакуировали из Ленинграда в тыл, в Башкирию. Затем они перебрались в Мордовию, в г. Рузаевку. К сожалению, их мама прожила недолго. Брата усыновила семья из мордовской деревни, Аделю взяли в семью родственники отца.
Война очень долго жила в душе Адели. Уже в Рузаевке, услышав шум самолета, она падала в обморок. А пошла в школу – обмороки случались при любом сильном гуле.
Год девочку лечили в санатории. Но и сегодня первое впечатление о войне — это гул и взрывы. И еще — аэростаты, которые, поднимаясь,
закрывали все небо.
Окончив школу, Аделя Сарычевна три года проработала на железной дороге проводницей – ездила по маршруту Рузаевка – Куйбышев – Ташкент.
А в 1958 году вслед за двоюродной сестрой переехала жить в Сарапул. Пошла работать на радиозавод им. С. Орджоникидзе. А когда двадцать
лет спустя завод построил свой ДК, Аделя Мухаева стала работником культуры — сначала заместителем директора ДК, затем начальником отдела № 88. На Сарапульском радиозаводе работал и ее сын, а сей-
час трудится младший внук (старший работает на СЭГЗ).
Аделя Сарычевна перешагнула за 80 лет. Но она не сдается годам – и по дому все делает, и огородом занимается, несмотря на то, что несколько лет назад получила серьезную травму – перелом шейки бедра. А главное – живет в ней та жажда жизни, которая помогала ей еще в пять лет быть не по-детски сильной, опорой для младших.
И еще, наверное, помогает ей в жизни та людская доброта, которую ощутила она в тяжелейшие военные годы. И та общая убежденность: в любых условиях надо оставаться человеком.

И. Рябинина.
Фото В. Карманова.

Сегодня в г. Сарапуле проживает три человека, судьба которых связана с блокадой Ленинграда. Это ветеран Великой Отечественной войны Егор Иванович Коротков, награжденный медалью «За оборону Ленинграда», и две носительницы знака «Житель блокадного Ленинграда» — Валентина Петровна Федотова и Аделя Сарычевна Мухаева.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *