И назвать оную в честь Троицы Живоначальной

История Троицкой церкви интересна не только тем, что она была построена по проекту известного архитектора Константина Андреевича Тона. Как написано в дошедшем до наших дней документе: «Составлен согласно образцовому проекту, изданному в Архитектуре Господина Тона (Таблица III)»

ВСЕ ЖЕ в образцовый проект были внесены некоторые изменения: вместо трех арочных окон
второго этажа колокольни было оставлено всего одно, а вместо шести арок второго яруса центральной части храма оставили всего лишь три. Изменили и арку над входом, расположенным сбоку храма: его двойную арку, изображенную у Константина Тона, заменили на одноарочную.
В первоначальный проект внесли и еще некоторые изменения, сказавшиеся на внешнем облике будущего храма. Видимо, по чьему–то решению строительство церкви старались сделать более дешевым. Церковь представляла собой «двусветный четверик, перекрытый купольным сводом с главкой, с небольшой трапезной и шатровой колокольней, построенный из кирпича».
Но главное отличие Троицкой церкви от всех других культовых зданий уездного города Сарапула — это то, что она была воздвигнута на месте старого сарапульского кладбища, на котором более 200 лет хоронили как поселенцев села Вознесенского, так и первых жителей города Сарапула. Таким образом, храм во имя Троицы Живоначальной являлся памятником нашим предкам, занимавшимся устроением и процветанием города на Каме.
К сожалению, как и многие сарапульские храмы, Троицкая церковь была разрушена и ничто сегодня не напоминает ни об историческом здании, ни о памяти предков, похороненных на
этой территории, занятой сейчас городским рынком.
НЕОБХОДИМОСТЬ постройки нового храма была обусловлена значительным увеличением
роста населения уездного города. Вознесенский собор уже не мог вместить всех прихожан, поэтому и было решено строить новую церковь. В отличие от большинства церквей, постройка каменной церкви во имя Святой Троицы в городе Сарапуле и ее проект не вызывали никаких сомнений на самых высоких уровнях власти, вплоть до Императора Всероссийского. Дело о строительстве, начатое 14 июня 1848 года, было благополучно разрешено уже 27 октября того же года.
Так, 12 июня 1848 года оберпрокурор Святейшего Синода, генерал-адъютант граф Протасов отправляет «отписание»: Господин Главноуправляющий Путей сообщения и Публичных зданий.
Вследствие определения Святейшего Синода препроводить Вашему сиятельству представленный Преосвященным Вятским проект на постройку каменной церкви во имя Святой Троицы в городе Сарапуле, на месте бывшего кладбища, с приложением выкопировки из плана местности, покорнейше прошу Вас уведомить меня о последующем заключении».
С этого момента Имперская бюрократическая машина завертелась и, на удивление, как хорошо смазанный механизм, закрутилась без остановки. Уже 24 июня из Главного управления Путей сообщения и Публичных зданий в Департамент рассмотрения
проектов и смет поступает «для надлежащего рассмотрения проект на постройку каменной церкви».
28 августа Вице-директор департамента искусственных дел Полонский «просит Департамент проектов и смет ускорить рассмотрение проектов на постройку каменной церкви во имя
Святой Троицы в городе Сарапуле».
Через два месяца, в октябре, ответ получен: «Из представленных чертежей видно, что проект
на постройку церкви в городе Сарапуле предложен согласно одного из образцовых чертежей, изданных архитектором К. Тоном.
Находим предположение построить церковь по этому проекту одобрительным. Архитектор Григорьев».
И вот, менее чем за пять месяцев, дело доходит до последней высшей инстанции: «Святейший
Синод, согласно представлению Преосвященного Вятского, предполагает постройку каменной церкви во имя Святой Троицы в городе Сарапул Вятской губернии. Проект этой церкви всеподданнейше подающее на Высочайшее Вашего Императорского Величества благоусмотрение. Департамент путей сообщения и Публичных зданий октября 23 дня 1848 года».
В этот же день «Господин Главноуправляющий Путей сообщения и Публичных зданий» граф
Петр Андреевич Клейнмихель доносит господину Обер-Прокурору Святейшего Синода:
Государь Император по высочайшему докладу моему в 23 день сего октября Высочайше соизволил утвердить проект на постройку каменной церкви во имя Святой Троицы в городе Сарапуле Вятской губернии».
ОСОБЫМ делом «О Троицкой церкви» был рассмотрен будущий приход и даны указания
епископу Неофиту:
«При ней приход из 162 душ градских жителей и крестьян соседних селищ Епископу Вятскому Неофиту, чтобы он сделал все зависящие от него распоряжения к исполнению того проекта, без малейших отступлений и под руководством опытного архитектора, чтобы об открытии прихода и о назначении состава притча к означенной церкви вошел он в Святейший Синод особым представлением, в то время когда она будет построена. 23 ноября 1848 года».
НЕСМОТРЯ на такое решение, проект вызывал не только споры, но и недовольства среди сарапульцев. Так, городской Голова Ижболдин 24 января 1849 года обращается в городскую Думу с категорическим протестом о начале строительства Троицкой церкви, которое он находит совершенно не правильным, ибо план, который ходатайствовал уполномоченный Городского собрания купец 3-й гильдии Чернов, «по отзывам многих граждан несообразно маленький для помещения прихожан и учащихся училищ и неблаговидной наружности…».
По всей видимости, внесенные в проект Константина Андреевича Тона изменения, лишившие доработанный проект его первоначальной легкости, сказались на мнении сарапульцев относительно внешнего вида будущей постройки. Городской Голова даже предлагал собрать
общество Сарапула для рассмотрения нового плана Троицкой церкви. Дмитрия Григорьевича
Ижболдина поддержали и в городской Думе. 10 февраля 1849 года из Думы был отправлен рапорт Вятскому гражданскому губернатору, в котором поддерживалось предложение Ижболдина и предлагалось Высочайше утвержденный план на постройку в городе Сарапуле Свято-Троицкой церкви обсудить в Городском общественном собрании.
Однако чертежи здания Троицкой церкви были уже подписаны, и никто не собирался пересматривать Высочайше утвержденный план. Но сам процесс от начала строительства до открытия храма затягивался.
В КНИГЕ В . И . Шабалина можем прочитать: «По Указу Святейшего Синода от 23 ноября 1860
года, открыт самостоятельный приход».
Но только в 1861 году «на средства городского общества и благотворителей» было закончено
строительство «каменной церкви с тремя приделами: главный – в честь Святой Троицы, северный – в честь Святого Пророка Ильи, южный – в честь Воздвижения Креста Господня».
В 1895 году на пожертвования горожан со стороны северо-западной церковной ограды была
построена небольшая часовня во имя Святого Равноапостольного князя Владимира. «Часовня есть каменная, устроена в 1895 году на средства граждан в честь Святого Равноапостольного князя Владимира, в память 900-летия крещения Руси; занимает северо-западный угол церковной ограды».
В 1935 году церковь Троицы Живоначальной постигла участь большинства сарапульских
церквей того времени, она была закрыта, а позднее здание полностью снесено…

А. Потапов, г. Санкт-Петербург.

ФАКТ ИЗ ЖИЗНИ ТРОИЦКОЙ ЦЕРКВИ
Кражи, прокатившиеся по сарапульским церквям в начале ХХ века, не обошли стороной и церковь Троицы Живоначальной. Вот что тогда писали газеты об этом несколько даже ставшем комичным происшествии.
«…Этот храм и облюбовал для поживы восемнадцатилетний крестьянин Малмыжского уезда Василий Н. 18 лет от роду. В ночь на 23 февраля 1911 года юноша проник на колокольню и сломал замок кладовой, где хранились старые иконы и ризы. Ничего ценного он там не об-
наружил, но и выбраться наружу не смог, поскольку колокольня оказалась заперта.
Ночь, зима, холод… Еле дождался преступник утра: вот-вот сторож отопрет дверь и пойдет звонить к утренней службе… Да зачем сторожу наверх подниматься, когда можно звонить и с паперти при помощи веревки! Терпел грабитель, терпел, а не выдержал – забарабанил
в дверь: мол, человек замерзает! Сторож побежал к помощнику старосты храма, тот вызвал полицейского. Сообща и доставили неудачливого замерзшего вора в участок».

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *