Потомкам про любовь и разлуку

Эту семейную историю мне поведала женщина, которая уже давно живет далеко от Сарапула – в другом городе, в другой стране. Но наш город ей дорог, потому что в нем прошли ее юность, и юность ее матери, и юность ее бабушки, а имя прадеда с благодарностью
произносят в стенах Музея истории и культуры Среднего Прикамья и демонстрируют экспонаты, сделанные его золотыми руками

Итак, давайте перенесемся на сто лет назад и познакомимся с двумя молодыми сарапульцами, чья любовь вспыхнула весной 1918 года, а разлука в 1919 году оказалась непреодолимой.
РЕАЛИСТ АПОЛЛОН ФРАНЦЕВ
Аполлон родился в 1901 году в семье коллежского секретаря Адольфа Федоровича Францева
(полное имя – Адольф-Георгий Рейнгольд). С начала двадцатого века, приехав из Москвы, вплоть до революции он заведовал Сарапульской земской аптекой.
Каменное здание аптеки тогда находилось на улице Нагорной (с 1912 года – Ломоносов-
ской), напротив Сарапульского Алексеевского реального училища. В 1960-е годы на том месте,
где стояла аптека, вырос корпус Центральной районной больницы. Возможно, здесь же проживала семья провизора Францева.
Его жена была фельдшером-акушером, имела в Сарапуле частную практику.
Оба сына Адольфа Федоровича – Георгий (1895) и Аполлон (1901) – учились в реальном училище. Старший Георгий окончил это учебное заведение в 1912 году и поступил на юридический факультет Московского университета. Младший Аполлон в 1918 году окончил седьмой класс – и это был последний выпуск: осенью училище прекратило свое  существование. Среди одноклассников Аполлона были Николай Утробин, сын городского Головы Григория Алексееви- ча Утробина, сын купца Сергей Простнев, сын сапожника Александр Черкасов.
Греческое имя Аполлон как нельзя лучше соответствовало творческой натуре юноши, который был склонен не только к наукам, но и к сочинительству. Сохранилось его шутливое стихотворение о весьма содержательной жизни сарапульских реалистов. Оно достаточно длинное, приведем лишь небольшой отрывок.
Бьет на башне 7 часов,
Уж пора вставать реалам,
Но отмораживать носов
Им не хочется нимало.
Но таков судьбы закон…
Поднимаются лениво:
«Черт, не выучен закон!» –
Говорят они сонливо.
Ведь не припомнишь нипочем,
Как доказать, что все углы
В треугольнике проклятом
В сумме их 2 L равны.
Ах, чтоб черти разорвали
Все реальное в клочки
И чтоб учителя пропали,
Вызывая у доски!!!
Есть в этом незатейливом стишке и строки об ожидании юного реалиста свидания с возлюбленной гимназисткой:
И завтра встретит он ее,
И завтра скажет ей признанье.
Признание в любви своей…
О Бог! Как страшно ожиданье!

ГИМНАЗИСТКА ВЕРА ШАБЕРДИНА
Вера была дочерью потомственного дворянина Дмитрия Васильевича Шабердина, у которого в первом браке родилось пятеро детей. В 1901 году он развелся с женой и вступил в брак с
акушеркой Марией Даниловной Кожевниковой, родившей ему еще трех наследников.
Вера появилась на свет в 1902 году. Как и все девочки из приличных семей, в десять лет она
стала ученицей Сарапульской женской гимназии. Тогда в цокольном этаже здания гимназии
размещался музей Сарапульского земства. С 1910 года Дмитрий Васильевич Шабердин, владевший мастерством таксидермиста, начал делать на заказ для музея чучела различных животных (многие из них сохранились до сих пор).
В 1919 году его назначили на должность директора музея, и всю оставшуюся жизнь он посвятил любимому делу. На протяжении многих лет Дмитрий Васильевич делал в блокноте карандашные записи и рисунки, касающиеся его профессиональной деятельности. Сегодня эта книжица в матерчатом переплете хранится в фондах Музея истории и культуры Среднего Прикамья. Есть в ней и личные записи. Читаем: «Маруся умерла 10 марта (23) 1919 года в 8 часов вечера». Речь здесь идет о смерти второй жены.
Мария Даниловна, мать Веры, дружила с матерью Аполлона Францева – двух женщин сблизили и профессиональные качества, и родство душ. Благодаря этому гимназистка Вера Шабердина и реалист Аполлон Францев не только встречались на ученических балах, но и очень часто общались в тесном семейном кругу. Поэтому нет ничего удивительного в том, что пришло время, и в молодых людях пробудилось чувство нежной взаимной симпатии.
Когда Мария Даниловна ушла из жизни, семья Францевых стала опекать Веру и считала ее
родным человеком – невестой младшего сына.

ВРЕМЯ ЛЮБВИ НЕ ВЫБИРАЮТ
Летом этого года мне позвонила из Киева Юлия Преловская – дочь моей бывшей коллеги по
педагогическому училищу Эльзы Рудольфовны Преловской: «Я слышала, вы готовите к изданию книгу о Сарапульском реальном училище? А знаете, в нашей семье хранятся фотографии реалиста Аполлона Францева. У него с моей бабушкой были романтические отношения. Если надо – могу предоставить фотографии».
Конечно же, я попросила Юлию еще и написать о том, что ей когда-то рассказывала бабушка.
И вот я знакомлюсь с историей любви, которой уже более ста лет и которая волнует и тревожит даже чужое сердце.
…Моя бабушка рассказала мне эту трогательную, романтическую историю Веры Шабердиной
и Аполлона Францева. В бабушкином альбоме сохранились фотографии и нежные стихи двух влюбленных.
Аполлона и Веру связывали нежные, романтические чувства. Родители мечтали об их совместной жизни.
Когда Верочке исполнилось шестнадцать лет, умерла ее мама Мария Даниловна. Верочка
осталась с отцом и братьями. Она окончила женскую гимназию в трудные революционные годы.
Именно тогда семья Францевых решила уехать из России в Германию, вероятно, там у нее были родственники. Первыми поехали мужчины, а жену Адольфа Федоровича оставили с Верой до тех пор, пока не устроятся на новом месте.
Жизнь в Сарапуле была трудной – грабежи, разбои, убийства. Летом 1919 года мама Аполлона уговорила Веру отправиться по Каме до Перми: там жили ее родственники, и она надеялась, что с ними будет легче пережить трудности.
До Перми добрались глубокой осенью, родственников встретить не удалось. Еще прямо на
пристани они чуть не стали жертвами начавшейся стрельбы.
Чужие люди помогли остаться им в живых. Устроили на работу в медико-санитарный бронепоезд, где на излечении находились раненые и больные красноармейцы.
Мама Аполлона вскоре заразилась тифом и умерла у Веры на руках.
Вера тоже тяжело и долго сгорала от тифа. Ее выходил и вылечил начальник медицинской службы поезда. Впоследствии, в 1921 году, он стал ее мужем.
Возможно, за давностью лет, внучка упустила в рассказе бабушки какие-то важные детали,
возможно, что-то напутала в датах, но главное запомнила точно – 1919-й год стал годом разлуки влюбленных Веры и Аполлона.
Все фотографии, которые прислала этим летом в Сарапул Юлия Преловская, принадлежали ее
бабушке – Вере Дмитриевне Шабердиной. Одна из них сделана в ателье знаменитого сарапульского фотографа Рогожникова.
На фото – статный молодой красавец Аполлон Францев. На обороте надпись: «На память милой и дорогой Верочке от А. Францева. Не забывай своего Аполлошу.
Вспоминай часто то счастливое время, которое мы провели с тобой… Храни любовь нашу свято».
А три другие фотографии сделаны в Германии. Одна датирована 12 апреля 1924 года. На ней
мы видим уже не юношу, а европейского вида импозантного молодого мужчину в шляпе и черном костюме. Надпись на обороте предельно лаконичная: «На память от А. Францева». Вера Дмитриевна рассказывала внучке Юлии, что переписка с Аполлоном Францевым возобновилась в 1924 году, когда у нее уже была двухлетняя дочка. Аполлон
же надеялся на встречу со своей любимой, однако это было невозможно, и не только по личным причинам – молодых людей из разных стран разделял железный занавес.
Еще одна фотография сделана 8 сентября 1925 года. Аполлон сидит, опершись на могильную плиту. Вероятнее всего, это могила его отца. Надпись на обороте фотографии такая же лаконичная, как и первая, добавлены лишь два слова: «Милой Верочке». Внизу – название какого-то немецкого населенного пункта, но прочитать его практически невозможно.
Общих фотографий влюбленных реалиста и гимназистки не сохранилось, а может, вместе
они никогда и не фотографировались. Молодую Веру Шабердину мы видим на фото в костюме
сестры милосердия: она уже испытала разлуку с женихом, пережила смерть близких людей, познала безжалостный огонь гражданской войны, и все же девушка смотрит на мир спокойно и кротко – у нее впереди была целая жизнь.

ЭПИЛОГ
Как сложилась судьба Аполлона Францева – нам, к сожалению, неизвестно. В каком городе
Германии он жил, была ли у него жена, имел ли он детей, рассказывал ли он внукам о своей первой любви в далеком прикамском городе?
В 1939 году, когда началась Вторая мировая война, Аполлону Адольфовичу исполнилось тридцать восемь лет. Возраст далеко не юный, но война затянулась, и, чтобы добиться решающих стратегических успехов, 13 января 1943 года Гитлер ввел тотальную мобилизацию всех немцев. Пришлось ли воевать на Восточном фронте нашему герою?
Вера Дмитриевна лишилась мужа еще до войны: Рудольфа Преловского не пощадили сталинские репрессии. Как их можно было избежать человеку с таким именем и такой фамилией? Его обвинили в проведении контрреволюционной фашистской деятельности и приговорили к высшей мере наказания.
Единственная дочь Эльза – умница и красавица – получила музыкальное образование. Долгие годы она преподавала музыку в Сарапульском педагогическом училище. Являла собой образец высокой образованности, интеллигентности, природной аристократичности, хорошего вкуса и в то же время была проста, доброжелательна, улыбчива.
После выхода на пенсию Эльза Рудольфовна Преловская уехала из Сарапула. И она, и ее мама Вера Дмитриевна покоятся далеко от родного города.
Очень хорошо, что внучка Веры Дмитриевны Шабердиной поделилась воспоминаниями своей
бабушки о ее первой любви – эта трогательная история достойна того, чтобы ее приняли близко к сердцу.

Т. Пеганова, координатор
проекта «Память Сарапула».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *