Епископы тоже плачут

Щедрые пожертвования в собственность церкви денежных средств и имущества,
возведение храмов за счет своих финансовых ресурсов было вековой традицией среди сарапульского купечества

Среди его представителей
особенно выделялись купцы
родов Ижболдиных, Шитовых,
Смагиных, Башениных, Вары-
чевых. Но не только это со-
словие отличалось такой щед-
ростью.
ТА К, В 1899 году сарапуль-
ский мещанин Степан Василье-
вич Злыгостев сделал пожерт-
вование своей собственности
на весьма значительную по
тем временам сумму. Об этом
его поступке можно узнать из
рапорта причта и церковно-
го старосты Покровской церк-
ви, адресованного Его Преос-
вященству Никодиму, епископу
Сарапульскому (в миру Нико-
лай Павлович Боков). В рапор-
те значилось, что сарапульский
мещанин Степан Васильев Злы-
гостев в январе представил но-
тариальным порядком засви-
детельствованное письменное
заявление о своем желании
пожертвовать в собственность
Сарапульской Покровской
церкви принадлежащее ему
недвижимое имущество. В пе-
речень имущества входили: ка-
менный корпус лавок с усадеб-
ным под ним местом и всеми
надворными при нем построй-
ками, находящимися в городе
Сарапуле на Больше-Покров-
ской улице. В перечне значи-
лось:
«…Земли мерою в 10 саже-
ней 1 аршин, длина 29 саже-
ней – 1000 рублей, каменный
дом, крытый железом, с камен-
ным пристроем кухни и кла-
довой – 15 000 рублей; камен-
ная кладовая, крытая железом
– 800 рублей; деревянный ам-
бар, крытый тесом – 300 руб-
лей и каменные ворота с желез-
ными полотнами – 400 рублей,
баня, крытая железом – 150
рублей. Всего 17 560 рублей».
После соблюдения всех фор-
мальностей последовал «Указ
Его Императорского Величе-
ства, Самодержца Всероссий-
ского, отправленный из Святей-
шего Синода Преосвященному
Алексию Епископу Вятскому и
Слободскому, о последовавшем
27 ноября Высочайшем соизво-
лении на укрепление (утверж-
дение) за Покровской церковью
города Сарапула, Вятской епар-
хии, жертвуемого сарапульским
мещанином Злыгостевым дво-
рового места со всеми недви-
жимыми постройками».
ОДНАКО, несмотря на ще-
дрые пожертвования сарапуль-
цев своего имущества в соб-
ственность церкви, отношение
их с пастырями складывалось
неоднозначно.
Так, епископ сарапульский
Афанасий (в миру Василий Ми-
хайлович Пархомович) в своем
письме обер-прокурору Святей-
шего Синода Константину Пе-
тровичу Победоносцеву слезно
умолял о переводе его в другое
место.
«Ваше
Высокопревосходительство
Милостивый Государь.
Священным долгом считаю Вас
приветствовать с радостным
праздником Рождества Христо-
ва и наступающим Новолети-
ем. От всей души желаю Вашему
Высокопревосходительству во-
жделенного здравия и благоден-
ствия. Не могу не поведать при
сем Вашему Превосходитель-
ству о своем тяжелом положе-
нии в Сарапуле.
Горькими слезами пред пред-
ставителями города, умоляя их
назначить потребную сумму
для отопления дома, содержания
прислуги и на стол, начал я свое
житье-бытье в Сарапуле. Непре-
рывными почти слезами продол-
жаю его. И, что всего печальнее,
не предвижу в Сарапуле конца
своему плачевному положению.
Я не в силах выносить свою сер-
дечную боль от наносимых мне
молвой притязаниями некото-
рых представителей города. Ку-
пец и прочие занимающиеся об-
работкою восковых свеч (стран-
но, но в письме не указано ни од-
ного имени) заявляет мне, хоть
не лично, чтобы для Крестовой
церкви свечи были покупаемы не
из епархиального свечного скла-
да. Вообще многими представи-
телями города хотелось бы пре-
вратить Архиерея в своего служ-
ку, а епископскую кафедру — в до-
ходную для города статью.
Милости Вашего Высокопре-
восходительства и пощады про-
шу, благоволите принять уча-
стие в моем положении и посо-
действовать, дабы дано было
мне другое назначение. Силы мои
в Сарапуле надломились.
С истинным почтением и со-
вершенною преданностью честь
имею быть Вашего Высокопре-
восходительства покорный слу-
га, Афанасий, Епископ Сарапуль-
ский.
20 декабря 1889 года».
Приняв все это во внимание,
епископа Афанасия перемести-
ли, назначив епископом Екате-
ринбургским и Ирбитским.
Епископом Сарапульским 17
ноября 1891 года назначили
епископа Анастасия (в миру Ва-
силия Александровича Опоцко-
го), который также долго не за-
держался в Сарапуле.
25 ИЮЛЯ 1895 г ода с остоял-
ся хиротонисан (посвящение че-
ловека, наделяющего его пра-
вами публично проповедовать,
совершать таинства и обряды)
во епископа Сарапульского ви-
кария Вятской епархии Никоди-
ма, который также столкнулся
со строптивостью сарапульцев.
Вот что он поведал о своих не-
взгодах в бытность сарапуль-
ским епископом:

«Ваше Высокопреосвященство,
досточтимейший Владыка,
Архипастырь.
Позвольте излить перед Вами
глубоко скорбное для меня об-
стоятельство, к которому сде-
лали меня причастным совер-
шенно несправедливо. Констан-
тин Петрович (Победоносцев)
прислал Преосвященнейшему
Алексию телеграмму, по поруче-
нию Святейшего Синода, описав
мрачными красками беспорядки
в делах, в нераспорядительно-
сти и невнимательности к ним
в Елабуге и Сарапуле.
Все дела по подготовке ка-
федры делал я не для себя, не
из желания поскорее сделаться
епархиальным, а всецело желая
«делать», служа церкви Божией
в темном Вятском крае, а так-
же исполняя желание покойного
Владыки Митрополита (митро-
полит Санкт-Петербургский
Палладий (Раев) и Владимира
Карловича (Саблера, товари-
ща обер-прокурора Синода), ко-
торые, напутствуя меня в Са-
рапул, поручили заботиться
об осуществлении давнишнего
стремления Святейшего Сино-
да устроить самостоятельную
Сарапульскую кафедру. Во все
пять лет, несмотря на строп-
тивость сарапульцев, у меня не
было с ними никаких бурь, чем
могли похвастаться не все мои
предшественники».
(Как видно из письма, епископ
Никодим сумел-таки заставить
сарапульцев подчиняться своей
пастырской власти.)
«Несмотря на именование
«строгого архиерея», никто не
мог заявить на меня жалобы в
каком-либо крупном обращении,
а также, паче, в несправедливо-
сти, даже о «непотизме» (слу-
жебном покровительстве род-
ственникам), в коем обвинил
Константин Петрович. Не бы-
ло осудительных речей, потому
что два бедняги-родственника,
пришедшие с множеством ду-
ховных лиц из другой епархии, за
недостатком местных кандида-
тов, ни у кого ничего не отняли
и, даже более других не смеючи
поднять головы, не имели ника-
кого влияния на дела. Трудятся
ради пропитания своих семей.
Это не мои только слова – это
Константин Петрович мог про-
верить.
За пять лет каких-либо осо-
бых заметных нестроений (не-
довольств, возмущений) в ви-
кариатстве совершено не бы-
ло. Если же явилось теперь не-
строение в духовных училищах,
то причина эта не во мне и не
в моей бездеятельности (если
собрать мне резолюции по са-
рапульскому училищу, то полу-
чится объемный том), а в той
ненормальности положения, ко-
торое занимает сарапульский
викарий по отношению к этим
учреждениям. Сарапульский смо-
тритель, постоянно распускаю-
щий слухи о моей опале у Св. Си-
нода и постоянно подчеркиваю-
щий свое родство с С. В. Керским
(управляющий Канцелярией Свя-
тейшего Синода), все пять лет
держался непочтительно, вы-
зывающе, а иногда даже дерз-
ко, часто игнорируя мои распо-
ряжения. Упорно распространя-
ется и поддерживается здесь
слух о моей великой опале у Св.
Синода, о чем не однажды уже
привелось со стыдом слышать
бесцеремонные заявления са-
рапульских купцов в глаза. При
распространении же этого слу-
ха и убеждения у всех я даже сам
не могу надеяться, как это мне
удается держать в некотором
подчинении и почтительности
даже и духовенство. Хотя, впро-
чем, в последнее время дело все
более и более разглаживается.
Да оно и понятно — когда уезд-
ные протоиереи делаются рав-
ными викарию по наградам, лич-
ность последнего уже не может
внушать чувство почтитель-
ности».
И все же «строптивость сара-
пульцев» и давление обер-про-
курора сделали свое дело. Хо-
тя и не в открытом обращении,
но с просьбой о защите и, воз-
можно, новом назначении епис-
коп Никодим обращается к Вла-
дыке.
«Что выстрадал я от такого
положения – это знают толь-
ко Господь Бог да моя келья. Ко-
нечно, Константин Петрович
не знает особенностей моего
положения, но он, очевидно, и не
хочет знать их, когда делает
неблагоприятные выводы для
меня из телеграмм моих подчи-
ненных. Между тем, нетрудно
бы понять, что у опальных ар-
хиереев всегда будут нестро-
ения (непорядок). Излив перед
Вами, Владыка, мою глубокую
скорбь по поводу моего скорбно-
го положения, я со слезами умо-
ляю Вас, благостный Архипа-
стырь, оказать мне защиту и
покровительство. Ради самого
Господа не оставьте меня без-
защитным. Чувствую сердцем,
что эти нападения и преследо-
вания не последние; но Господом
же свидетельствуюсь, что ни в
чем не повинен и всегда стре-
мился жить и действовать по
правде.
Всем сердцем почитающий
Вас, благостивейший Владыка,
смиреннейший Ваш послушник и
богомолец, епископ Никодим.
21 мая 1900 года».
В конце 1900 года епископа
Никодима назначили епископом
Приамурским и Благовещен-
ским. На смену ему пришел епи-
скоп Владимир (в миру Иосиф
Иванович Благоразумов), также
недолго задержавшийся на ме-
сте Сарапульского епископа.

А. Потапов,
г. Санкт-Петербург.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *