Феномен Зеленина

2 ноября исполнилось 140 лет со дня рождения Дмитрия Константиновича Зеленина (1878-1954) – человека, вошедшего в пятерку ведущих этнографов мира

Как удалось сироте, сыну рано умершего псаломщика из села Люк Сарапульского уезда Вятской губернии совершить небывалую карьеру и стать академиком?
Феномен Зеленина краеведы и ученые разгадывают до сих пор.
Может быть, потому он достиг таких успехов, что с ранних лет целенаправленно
шел своей намеченной дорогой? Не отвлекаясь ни на что. У него не было семьи, детей.
Их заменила ученому наука.

НАЧАЛО учебы и службы
Дмитрия Зеленина можно про-
следить по документам Сара-
пульского архива.
Восьми лет от роду он посту-
пил учиться в Сарапульское ду-
ховное училище.
Чтобы вы могли представить
себе качество преподавания в
училище, дадим краткую ха-
рактеристику учителей. Смо-
трителем училища в то вре-
мя был Иоанн Новосельский
— кандидат богословия, вы-
пускник Санкт-Петербургской
духовной академии. Учителем
русского языка и законоучи-
телем — Николай Разумовский,
окончивший Московскую ду-
ховную академию. Греческий
язык преподавал 34-летний
кандидат богословия Казан-
ской духовной академии, та-
лантливый художник Иван Ти-
хановский. Церковное пение
вел опытный регент Василий
Широкшин. Членами правле-
ния училища были протоиерей
Вознесенского собора Всево-
лод Бережнев и священник По-
кровской церкви и бытописа-
тель Алексей Виноградов.
В те годы службы училища
перестраивались, занимая со-
лидный угол перекрестка Са-
рапульской и Троицкой улиц.
Здесь в двухэтажном камен-
ном корпусе, сохранившемся
до наших дней, размещались
учебные классы, кабинет и
квартира смотрителя, училищ-
ная церковь. Общежитие, пе-
карня, столовая, амбар, боль-
ница, мастерские, конюшня
располагались во дворе. Уче-
ников было от 90 до 136, среди
них преобладали дети церков-
нослужителей, но также учи-
лись дети чиновников, мещан
и крестьян. Дворянских и ку-
печеских детей были единицы.
В училище принимали маль-
чиков с девяти лет. Учеба вме-
сте с приготовительным клас-
сом продолжалась пять лет.
Для детей духовенства и ино-
родцев учеба была бесплат-
на. В приготовительном клас-
се преподавали Закон Божий,
русский язык, арифметику, чи-
стописание, церковное пение.
В первом классе добавлялась
священная история, во втором
классе — латинский и греческий
языки, в третьем и четвертом —
катехизис и география.
ЗА ОТЛИЧНЫЕ успехи по
окончании училища Дмитрий
Зеленин был направлен в Вят-
скую духовную семинарию,
которую окончил в 1898 году.
Однако карьера священника
не прельщала юношу. Он меч-
тал продолжить образование в
Юрьевском университете (поз-
же Тартуский). Но двумя года-
ми ранее скончался отец, оста-
вив семью без материальной
помощи, и сыну пришлось за-
рабатывать на дорогу и учебу
самостоятельно.
16 июля 1898 года Дмитрий
Зеленин пишет прошение в Са-
рапульское духовное учили-
ще о зачислении на вакантную
должность надзирателя за уче-
никами (так раньше называли
воспитателя) и учителя в при-
готовительном классе.
15 сентября он приступил к
службе. Жалование молодо-
му педагогу было назначено в
360 рублей в год при готовом
помещении и столе. Прослу-
жив три месяца, Зеленин обра-
тился в Правление с заявлени-
ем, в котором доказывал чрез-
вычайную сложность совме-
щения должностей классного
надзирателя и учителя приго-
товительного класса:
«…На нем, как единственном
учителе приготовительно-
го класса, лежит ответствен-
ность за целый класс. Учитель
имеет 18 уроков в неделю, кро-
ме того, на нем лежит еще обя-
занность библиотекаря в этом
классе. Надзиратель имеет
очень большое нравственное
влияние на поведение и разви-
тие учеников, находясь вместе
с учениками почти неразлучно
и в классах, и в столовой, и на
улице, и в спальных комнатах. В
день дежурства, которое быва-
ет раз в два дня, он занят с 6
утра до 10 часов вечера и име-
ет дело с разнообразной тол-
пой мальчиков, расположенных,
в силу своего детского возрас-
та и сангвинистического темперамента, шалить, кричать
и совершать какие-либо про-
казы. Когда две этих должно-
сти совмещаются в одном ли-
це, то последнему приходится
15 часов заниматься тяжелым
и требующим сильного нервно-
го напряжения педагогическим
трудом, что отражается на
здоровье педагога и успешно-
сти его дела».
Дмитрий Зеленин сетует на
отсутствие времени на подго-
товку к занятиям и предлагает
разъединить обязанности учи-
теля и надзирателя на две са-
мостоятельные должности, как
это существует в других учи-
лищах. В этой пространной за-
писке, грамотно и детально из-
ложенной 19-летним юношей,
уже сквозит настойчивость,
педантизм и аналитическое
мышление будущего зрелого
ученого.
Молодой человек сумел до-
биться своего. Смотритель
С. Н. Миловский отослал его
заявление в Вятку, и 7 февраля
1899 года епископом Вятским
и Слободским Дмитрий Зеле-
нин был утвержден в должно-
сти надзирателя при училище.
ПРОГ РЕССИВНЫЙ смотри-
тель Сарапульского духовного
училища, педагог и писатель
Сергей Николаевич Миловский
сумел привлечь в правление
и педагогический коллектив
«академиков» — выпускников
столичных духовных акаде-
мий, дворян Н. Чистосердова,
В. Архангельского, врача А. К.
Добронравова, секретаря епи-
скопа А. Чистякова, талантли-
вого духовного композитора.
В училище проходили кон-
церты музыкальных классов,
съезды духовенства. За годы
службы Миловского Сарапуль-
ское училище стало передо-
вым среди духовных школ Рос-
сии.
Учеба и служба Д. К. Зеле-
нина в корпорации Сарапуль-
ского духовного училища с вы-
сокообразованными коллега-
ми имела благотворное влия-
ние на формирование ученого.
Прослужив один учебный год
и заработав жалование, Дми-
трий Зеленин отправился
учиться в Юрьевский универ-
ситет.
Но он не забыл свой родной
вятский край и посвятил ему
первые научные труды. В ста-
тье «Народные присловия и
анекдоты о русских жителях
Вятской губернии» — масса ав-
торских наблюдений, услы-
шанных Зелениным в детстве и
собранных в дальнейших этно-
графических экспедициях. Он
писал, что во время поездок по
губернии он специально «сы-
пал» в разговоре словечки-
присловия данной местности,
чтобы уточнить, говорят ли так
жители. В ответ собеседники
щедро одаривали его новыми
местными словечками.
«Сарапульцы дразнят вят-
ских «цок-цок», подчеркивая
тем, что вятчане «прицокива-
ют», произнося «ц» вместо «ч»,
и причокивают, произнося «ч»
вместо «ц». Пример: «Вячьки,
робята хвачьки: семеро одного
не боячча, а один на один, так
и котомоцки отдадим». По про-
изношению местоимения «что»
сарапульцы называют вятчан
«щекалы», и дразнят их «ште
да поште». Сарапульцы же гово-
рят по-сибирски: «че». Их вят-
чане называли сапожниками,
мосольниками, маслоглодами,
очевидно, за кожевенную рабо-
ту, связанную с клееварением.
Среди вятчан сарапульцы по-
лучили кличку гогары (крикуны,
спорщики) и «народ сутяга». Но-
линцев называли баранники (за
торговлю бараньей шерстью),
орловцев – ершееды, уржумцев
— крапивниками (за продажу
крапивы для щей), вятчан — то-
локонниками и т. д.»
Но как же любил Зеленин
своих вятких земляков, свой
край, отделенный непроходи-
мыми лесами! Сюда шли, от-
мечал Костомаров, только сме-
лые искатели приключений
и богатства, они основали на
этой свободной земле, которая
управлялась без князей, чи-
стое народное правление. Не-
даром говорили: «У нас на Вят-
ке свои порядки».
«АВОСЬ, небось да как-
нибудь» — три известных кита,
на которых зиждется практи-
ческая философия всего русско-
го народа. Вятчане в данном
отношении чисто русские лю-
ди, в них мы наблюдаем какую-
то особенную, поэтическую
непрактичность, покорность
судьбе, граничащую не то с фи-
лософским фатализмом, не то
с житейскою придавленностью
и запуганностью. Эту черту в
характере вятчан хорошо изо-
бразил М. Е. Салтыков в сло-
вах: «Дороги мне и зыбучие пе-
ски страны Вятской, и болота, и хвойные леса; но в осо-
бенности мил населяющий ее
люд, простодушный, смирный,
слегка унылый или, лучше ска-
зать, как бы задумавшийся над
разрешением какой-то непо-
сильной задачи». Медленности
в движениях вятчанина соот-
ветствует медлительность
ума, но ума глубокого и тонко-
го. Вятчанин очень любит се-
мейную обстановку; он нежный
отец, часто целую ночь баю-
кает своих ребятишек, когда
его утомленная дневными тру-
дами и заботами «баба» спит.
В этом отношении вятчанин
большой домосед; он не любит
покидать свою семью, свой дом.
Ничего воинственного, занос-
чивого, даже тени амбиции или
самоуверенности у вятчанина
нет. Напротив, глубокое сми-
рение и самое неподдельное до-
бродушие написаны на его лице
и сквозят во всем его поведении.
К нему вполне приложима на-
родная пословица: «Мужик сер,
да ум-от у него никто не съел».
Вятчанин рисуется в анек-
дотах похожим на сказочного
Иванушку-дурачка, который, бу-
дучи «дурачком», всегда и вез-
де оказывается, в конечном ре-
зультате, первым».
ТА К, ТЕП ЛО высказыва-
ясь о своих земляках, замеча-
тельный этнограф будто рас-
сказывал о себе. Он жил всег-
да очень скромно, не прося для
себя никаких благ, занимался
любимой наукой, оставив нам
более трехсот работ, сборни-
ки сказок Вятской и Пермской
губерний. Дмитрий Константи-
нович Зеленин был первопро-
ходцем во многих направлени-
ях этнографии. Его вклад в на-
уку неоднократно был отмечен
медалями и орденом Трудово-
го Красного Знамени. Он стал
академиком не только в СССР,
но и в Болгарии. Умер ученый
в возрасте 76 лет за рабочим
столом в Ленинграде.

Н. Запорожцева,
ЦГБ им. Н. К. Крупской.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *