Литературная гостиная

О том, что волнует душу
В первом полугодии текущего года вышла в свет книга стихов сарапульской поэтессы
Светланы Щеголевой

 

Это не первый сборник Свет-
ланы Щеголевой, но предыду-
щие издания были адресованы
детям. Новая книга предназна-
чена читателям всех возрастов
и называется «Поэзии все воз-
расты покорны». Она о любви,
добре, простых житейских радо-
стях…
На презентации книги в Цент-
ральной городской библиотеке
им. Н. К. Крупской присутство-
вали родственники, друзья, кол-
леги, а также воспитанники Свет-
ланы Леонидовны – ребята из
театра живого слова «Акварель»
и Клуба юных журналистов.
Мероприятие прошло ярко и
душевно. Солист вокального
коллектива «Настроение» Анд-
рей Свирко исполнил песни на
стихи поэтессы, музыку к кото-
рым написал сам. А Народный
театр ДК «Заря» подготовил
композицию по стихам автора.
Юные участники презентации
из театра «Акварель», Клуба
юных журналистов и Академии
театра ДШИ № 1 познакомили
зрителей с детскими стихами
Светланы Щеголевой.
В адрес «выпускницы» новой
книги было сказано много теп-
лых слов и поздравлений и по-
желаний дальнейшего творче-
ского горения.

Фото Н. Дударевой.

Светлана
БУРАШНИКОВА
У ХРУСТАЛЬНОЙ ПРОТОКИ
У хрустальной протоки
в моем нарисованном доме,
Там, где окна зашторил
смарагдовый сказочный лес,
Где лежат облака
на лазоревом небе в истоме
И танцуют стрекозы
под звуки звенящих челест,
Там, где медом июльским
пропитаны утром туманы,
Где роса на заре,
словно звездная россыпь у ног, —
Я рассвет разолью: соловьиный,
чистейший, шафранный
На заласканный ветром,
омытый дождями порог.
И встречая друзей,
опою этим звонким рассветом
Всех, кто мною любим,
всех, кого я так долго ждала.
И хоть в дом не войдет
из вчерашних друзей
каждый третий:
Пусть обманут вошедших
в прихожей моей зеркала.
Будет полон мой дом:
и счастливым,
заливистым смехом,
И касанием теплым доверчивых,
ласковых глаз.
Будет все хорошо!
Не жалей, что сюда ты приехал, —
Будет все хорошо
в этом сказочном доме у нас.
КРЫМ
Мелькают дни,
но снится запах моря
(Как будто это было лишь вчера)
И крымские небесные просторы,
И искры солнца в каплях серебра,
И штиль, и бриз,
и шторм с кричащей чайкой,
Глицинии струящаяся прядь,
И серых туч
непроливайка-стайка
Средь величаво-острых
горных гряд,
И лучик солнца,
ищущий ладошку
Рыжеволосой юнги
с борта «Грей»,
И в бирюзе
сверкнувшая рыбешка,
И спящий кот
средь стайки голубей,
И плющ, плененный
старенькой верандой,
Сосна у кромки ялтинской яйлы,
И девочка с букетиком лаванды
На фоне розовеющей скалы…
Как будет сладок миг,
когда однажды
Увижу наяву, а не во сне
Опять девчушку
с веточкой лаванды,
Бегущую по берегу ко мне.
РЫЖИЙ РАССВЕТ
Через трещины узеньких улиц
Пробирается сонное солнце.
По карнизам, по крышам…
Запнулось
И повисло над городом. Звонко
Затрещали сороки. Прохожий
Улыбнулся рассвету.
Счастливый!
Ну, а рыжее солнце, похоже,
Искупалось в росе… и игриво
Желтым зайчиком
дразнит котенка,
Словно солнышко, рыжего тоже.
И по водной серебряной пленке
Рассыпает алмазы. О, Боже!
Сколько красок сейчас
у природы!
Словно снова родились
с рассветом
На земле под шатром небосвода
И поля, и березки вот эти…
И озера с хрустальной водою…
В паутинки очнувшихся улиц
После сна — под чадрой золотою
Вслед за солнцем
улыбки вернулись.
ГОРЧАЩАЯ ХВАНЧКАРА
Ночь дохнет медовым ароматом
Роз дамасских,
волглостью травы…
Дрогнет лунный диск
и воровато
Спрячется в бутылке
Хванчкары…
Стан девичий — тонкий,
как осинка,
В раме полутемного окна —
И с ресниц слезиночку-росинку
Примет, понимая, Хванчкара.
Пылким, обещающим
все звезды
Верить испокон веков нельзя:
Так уж этот грешный мир наш
создан —
Лгут простолюдины и князья…
Будет ждать, слезиночки роняя,
Девушка до самого утра…
А с зарей, печали источая,
Загорчит в бокале Хванчкара…
Юрий
СЕЛИВАНОВ
ТЕАТРАЛЬНЫЙ РОМАН
Спектакль окончен.
И покинув сцену,
Из образа привычно выходя, —
Снимаешь грим
и постигаешь цену
Придуманного кем-то бытия.
И прочь спешишь –
в реальный мрак метели…
Перехвативши стольник
у друзей,
Берешь такси и веришь
(в самом деле!),
Что Пенелопе нужен Одиссей.
Владимир ФОМИН
Красиво на метле летишь
Под крик пернатых
удивленных,
А под тобой — заплаты крыш,
Но город – явно не Париж…
А я, метлой шурша, как мышь,
Мету осенний Непариж,
Сбивая с ритма
всех влюбленных.
Моя метла с твоей метлой
Как будто вовсе и не пара,
Но мы, похожие с тобой
Не то душой, не то судьбой,
Летим, довольные собой,
Ты — над планетой голубой,
А я – внизу, над тротуаром.
* * *
Переходи со мной на «Ты»,
Переходи, не пожалеешь.
Ведь скоро разведут мосты.
Переходи. Еще успеешь.
Не размышляй, переходи.
Переходи не зря, не всуе.
Как Рубикон переходи
Или как стену крепостную.
Мы будем вместе: я и ты,
Пусть не навек, хотя б на вечер –
До темноты, до теплоты,
До расставанья на рассвете.
Потом в объятьях пустоты
Ты никого винить не будешь…
Не перешедшая на «Ты»,
Меня забудешь.
Светлана
ЩЕГОЛЕВА
Все так же едут машины,
Все так же люди спешат,
Но нет моего мужчины,
Его не вернуть назад.
Душа моя теплым светом
От прежней любви полна.
Никто не знает об этом,
Ведь я же теперь одна.
Но я почему-то верю,
Что он где-то рядом, есть,
Оплакивая потерю,
Порой ощущаю – он здесь.
Он только сказать не может,
Обнять и в машину сесть…
Но знаю: он видит тоже,
Что в жизни моей сейчас есть.
* * *
Берегите мужчин!
Берегите родных!
Бесконечно внимательны
будьте!
Никогда и ни с кем
не оставьте одних
И молиться о них не забудьте.
И не думайте, что бесполезны,
слабы,
Может, ваше простое участье
Даст им силу и смысл,
а в итоге и жизнь,
И желанье бороться за счастье.
Согревайте любовью,
вникайте в дела,
Не живя без вниманья и всуе…
Я чего-то из этого вдруг
не смогла
И теперь бесконечно горюю…
Борис
ВЫЧУЖАНИН
ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ
Заходите, друзья,
вспомним годы былые.
Вот накрою на стол,
угощу вас вином.
Я живу здесь давно,
мои кудри седые,
Как букет хризантем
на скамье под окном.
Так садитесь, друзья,
наполняйте бокалы
да послушайте тост:
видеть вас я так рад.
Вспомним тех, кого нет, –
нас осталось так мало.
Но не будем грустить,
выйдем в зимний мой сад.
Легкий воздух вдохнем
да и, встав полукругом,
Пропоем нашу песнь,
что живет в деревнях.
Песнь про зелень лесов,
ветер с поля упругий,
Заливные луга,
быстрый ход на санях.
Вспомним речку Ключи,
деревеньку вдоль речки:
мы летим босиком
порыбачить на пруд.
Котелок над костром,
а уха, как из печки,
Превосходна на вкус,
а навар – чуден, крут.
На лужке вечера
под напевы гармони.
Хороводы плели
и пускалися в пляс.
Голоса цвет-девчат,
с переливами звоны…
Все уже позади:
быстро годы летят…
Татьяна
МОСКАЛЕВА
О ТОМ,
КАК КНЯЗЬ ГОТОВИЛ
(Басня)
У молодого разоренного князька
За худобою кошелька
Иль из-за скупости своей
Из всей прислуги
был один лакей
(по совместительству притом
привратник, повар, мажордом).
Григорий князя
с малых лет растил,
Лишь только потому не уходил.
К обеду, от безделья разворчась,
Лакея распекал обычно князь:
— В других домах паштет
и заливное,
К десерту бланманже.
— А это что такое?
— Тарелка дивных кислых щец.
— Ах, ты негодник! Ах, подлец!
Меня капустой кормишь,
как козла.
Так день за днем
велись у них дела,
Пока Григория болезнь
не доняла.
Лежит, настои пьет,
а встать не может.
А князя молодого голод гложет.
Вот думает:
«Пока Григорий слаб,
Сготовлю сам.
Чай, не дурнее баб!»
Открыл наш князь
с рецептами тетрадь, а там
Оголодавшим все мило глазам.
Князь стал
что повкуснее выбирать.
Вперед и взад
тетрадь перелистал:
— Давно я, Гришка,
курник не едал!
— Вчитайтесь, барин, —
дал слуга совет.
Князь прочитал и говорит:
— Ой, нет!
Найду чего попроще на обед.
Нашел. Вот.
Можно уточку запечь.
Всего-то посолить
разделанную птицу
Да в вольную поставить печь.
Гриш, где у нас утятина
хранится?
— На птичьем, князь, дворе.
— Она чего ж? Живая, да в пере?
— Так точно, князь.
Без перьев уток не растил
я отродясь.
Опять тетрадь листает
взад-вперед:
— Григорий, что ж тут
все так сложно?
Уж скоро вечер подойдет.
Так с голоду опухнуть можно!
— Сварите кашу, — говорит лакей.
— Ты, Гришка, голова!
Так проще и быстрей.
Теперь не за горами дело!
Князь сделал,
как Григорий говорил.
Но так себя старательно хвалил,
Что каша подгорела.
Стоит над чугунком,
едва не плача:
— Не углядел! Какая неудача!
Слуга ж с лежанки
голос подает:
— Вы, барин,
не хвалитесь наперед,
А коль хотите,
чтоб живот был сыт,
Сварите киселя.
Уж он не подгорит.
И вот наш князь
варить кисель принялся.
Все по рецепту, точно по часам.
И до того ему он
сладок показался!
А почему?
Да потому, что сделал САМ.
Валентина
СТЕПАНИШИНА
ДИПТИХ
СО СЛИВОВЫМ ВАРЕНЬЕМ
1.
Варю сливовое варенье –
по всей квартире аромат!
Не за горами — день осенний,
не за лесами – листопад.
Но лето жаркое, как печка,
не собирается уйти;
и у подъездного крылечка
еще петуниям цвести!
Варенье в банки наливаю, —
ведь летний день накормит год.
Я осень жизни не встречаю –
она сама меня найдет!
Про зиму не напоминаю –
вся летней радостью горю.
Варенье в банки наливаю
и шиш кажу календарю.
2.
Сварила варенье сливовое,
по баночкам все разлила.
Казалось бы, вещь пустяковая –
обычные бабьи дела.
Ан, нет! Это действие чудное –
шедевром из летних картин:
стекает из ложки на блюдечко
лучом – фиолет и рубин.
И трепетность кухни духмяная,
и банок бока горячи.
И августа прыть неустанная –
к зимовенкам чайным ключи.
ЗВОНАРЬ
Осенился, вверяясь
Всевышнему, Сыну и Духу…
И аминь. Под конец, безусловно,
печатью – аминь.
От станка, от пера,
при отсутствии знаний и слуха,
сердцем – в колокол:
динь, дон-дон-динь,
дон-дон-динь, дон-дон-динь!..
Небеса раскачались,
вибрирует звоном округа.
Старый храм присмирел,
присмирели в округе дома.
А внизу колокольни седая,
в платочке, супруга
ждет, читая беззвучно
строку из второго псалма.
К тем немногим взывая,
к субботней вечерне идущим,
он как будто в ответе
за их непременный приход –
перед собственной совестью
и перед Господом Сущим,
и поэтому так раскачался
над ним небосвод.
А язык говорит,
налетая на пояс ударный.
Колокольная бронза
на многие версты звучна.
И звонарь отзвонил.
И спустился, лицом
лучезарный.
А внизу на него, как на ангела,
смотрит жена

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *